"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in otrageniya,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
otrageniya

Categories:

Летроповмира Пламенная - рассказ в 3-х частях



Часть 1-я

  Мария Бесхлебова родилась в 1908-м году в Москве в семье крайне бедных работяг. Отец ее был всю жизнь извозчиком, целыми днями находился на улице - летом на мучительной жаре или под дождем, зимой на ветру и морозе. И поэтому, как водится, постоянно пил "для сугрева" и уже в 20 с небольшим лет стал горьким пьяницей. Умер он от перепоя, не дожив и до тридцати, когда Марии было два года. Мать ее и вовсе была не известно кем: не имела совершенно никакого образования, не умела ни читать, ни писать и работала на самых тяжелых и грязных работах, на какие ей только удавалось устроиться.В юности была рабочей на стройке. Потом дворничихой. Потом, когда началась империалистическая война и мужчин в городе стало не хватать, устроилась в трамвайное депо укладчицей шпал. Эта последняя работа была уж и вовсе рабским трудом. Чтобы заработать жалкие копейки, ей, как когда-то и мужу, тоже приходилось целыми днями находиться в любую погоду под открытым небом и переносить на своем горбу за смену тонны груза, перелопачивать кубометры щебня, булыжников и уличной грязи. От этого она вскоре заработала грыжу и кучу сопутствующих заболеваний. На работу с приемлимым заработком ее больше нигде не брали, и она стала мыть подъезды в рабочих общежитиях. Летом это было еще терпимо, но в другое время года ее всю насквозь продували сквозняки, которые при вечно распахнутых уличных дверях свободно гуляли с первого этажа до чердака. Полы были заплеваны людьми и загажены кошками. Мыть их приходилось ледяной водой, и Мария уже в раннем детстве помогала матери, как могла. Она тоже подметала полы, таскала тяжелые ведра с водой из уличной колонки наверх и таким образом уже с самых ранних лет тоже зарабатывала себе будущую грыжу.

  Жили они в темном и сыром полуподвале, где снимали самую дешевую и мрачную комнатушку. Повсюду в их тесном и грязном жилище сновали крысы, от которых не было никакого спасения, потому что во дворе их дома, прямо под их окнами, огромной горой высилась столетней давности страшно вонючая свалка. За свалкой стоял огромный, рассчитанный на весь их дом, общий нужник на 15 "дырок" для мужчин и столько же для женщин. А чуть дальше, через дорогу, располагался рынок, где продавали мясо, рыбу, полугнилую требуху, ливер, муку, зерно и всё прочее. И там крысам было сытно и вольготно. И оттуда они прибегали к людям в дома целыми стаями! Так что истинными хозяевами их полуподвала были именно крысы. А люди находились у них как бы в гостях. Холодные, как в тюрьме, стены их комнаты обросли вечной плесенью, и жизнь была полуголодной и беспросветной...

Однако, когда Марии исполнилось 9 лет, произошла социалистическая революция, и начались всевозможные чудеса! Во-первых, вскоре они переехали в просторную и светлую комнату в коммунальной квартире, которая была устроена в бывшем барском особняке, на 2-м этаже. И теперь Мария видела в окно не свалку с нужником, не заплеванную мостовую и грязные ноги снующих по лужам прохожих, а густую зелень прекрасного барского парка. И это было великое счастье! Но это были годы  также и тяжелой гражданской войны, и мать ее устроилась прачкой. Мария опять помогала ей во всем и целыми днями с утра до вечера стояла возле плиты, на которой грелись огромные чаны с водой, поддерживала в печке огонь, рубила дрова, большими ведрами переносила кипяток из чанов в корыто и тоже стирала чужое грязное белье. Стирала столько, что руки распухали, как у утопленника, пролежавшего в воде не меньше недели. Но зато обе они теперь трудились не на сквозняке, а в пару и жаре, и вода была не ледяной, а горячей. Но в огромной прачечной одновременно находились около
20-ти женщин, многие из них пили, почти все они были озлобленными склочницами, и между ними то и дело возникала ругань, крик, а то и вовсе драки.

Казалось, мукам Марии с матерью не будет конца до самой их смерти... Однако Ленин и его большевики вскоре заявили о том, что отныне в России вводится всеобщее и бесплатное образование, пооткрывали повсюду школы, где могли образовываться даже беднейшие слои населения - так Мария наконец-то оторвалась от корыта и села за парту. Учиться ей очень понравилось! В классе было чисто, сухо, учительница была очень доброй, и, самое главное, кормили их в школе совершенно бесплатно, хоть опять же и не досыта. В общем всё отныне стало более, чем прекрасно! К тому же Мария вскоре серьезно увлеклась театром и сначала играла в драмкружке в своей школе, а потом ее талант оценили уже настоящие артисты и ее после многотрудного экзамена на профпригодность все-таки приняли в студию при самом настоящем, серьезном, взрослом театре под названием "Инфант террибль", что переводилось с французского как "ужасный ребенок". Так Мария стала уже самой настоящей московской студенткой! И нигде-нибудь, а в известном на весь город экспериментальном театре!

По особому распоряжению наркома просвещения всем московским студийцам-театральщикам был выдан пропуск-"вездеход", который позволял им бесплатно проходить в любой театр столицы неограниченное количество раз и смотреть что и когда угодно. Так Мария познакомилась со всеми элитными театрами и многими знаменитейшими актерами города. Да и сам тот факт, что она учится в студии при "Инфант террибль", вводил ее в крайне узкий и закрытый, почти тайный круг привилегированной театральной элиты! Теперь ей смертельно, до белого каления, завидовали многие ее бывшие подруги, с которыми она когда-то играла во дворе и которые так навсегда и остались за бортом красивой, успешной жизни - потому что все они буднично и однообразно учились на токарей, точильщиц, фрезеровщиц и прочее-прочее на всяких там рабфаках и в техникумах при заводах, и их будущее должно было потом десятки лет проходить всё на тех же грязных прокопченых заводах, в спертом прокуренном воздухе внутри тесных цехов. И выбраться оттуда в ученых, важных и вальяжных людей - инженеров, доцентов, профессоров и тому подобное - было почти не реально. А вот Мария теперь очень часто и запросто кутила в ресторанах именно с молодыми профессорами, бравыми кавалеристами, директорами фабрик и даже знаменитыми летчиками! В общем проводила время весело, полупьяно и чуть развратно! Однако же никогда не позволяла себе лишнего. Кутить и гулять - да, гуляла! Но очень осторожно, в меру и цену себе знала. Свою чистоту блюла строго! Так что никакая грязь к ней в молодости не прилипла и никто о ней, даже завистники, нелепых и подлых слухов никогда не распускал. Более того, Мария была отличницей в учебе и активисткой в политграмоте!

  Когда умер Ленин, Марии было уже 16 лет. В партию большевиков ее по возрасту принять еще ни могли, как она ни просилась. И тогда она решилась на очень смелый и гордый поступок - она сменила свое имя! Быть Марией все последние годы ее очень тяготило, потому что имя Мария - сугубо религиозное. Марией была мать Христа. Также Марией звалась беспутная блудница Магдалина. А большевистская партия повела суровую борьбу с проклятой церковью! Храмы закрывались, и в них устраивали школы рабочей молодежи, или какие-нибудь мастерские, или библиотеки, или больницы - в общем то, что было так необходимо простым людям, а не бывшим проклятым богатеям. Попов безжалостно арестовывали и за контрреволюционную деятельность некоторых даже расстреливали! И их, толстопузых бородатых бездельников и подонков, было совсем не жалко. Перед глазами Марии постоянно всплывали картины ее страшного детства: крысы, голод, вечное безденежье родителей, пьяные крики отца и побои, которыми он часто "награждал" мать. И в то же время она видела, как многочисленные поповские отпрыски жили в прекрасных домах, были всегда сыты, красиво одеты, ездили с родителями в шикарных колясках на собственных жирных лошадях, управляли этими конями их собственные очень важные кучеры. Один из таких, противный огромный мужик по кличке Мефистофель, служил у попа их прихода. И он все время зло отгонял нищебродов-детей от коляски своих хозяев. И страшно при этом матерился, когда поп, его жена и их дети его не слышали. И даже иногда жестоко хлестал пролетарских оборванцев хлыстом - чтобы они не смели даже близко подходить к чужому добру! И не пытались на него даже смотреть - чтобы не завидовать и не копить в себе злобу, коль им не повезло и они "от рождения рылом не вышли"!

  Поповские дети на пасху, двунадесятые и прочие большие церковные праздники регулярно ели большие конфеКты и даже шоколадки в красивых блестящих, как зеркало, обертках! Эти сладости поп своим детям даже не покупал - экономил копеечку. Невиданные по красоте мелкие сладкие гостинцы в огромном количестве дарили поповским отпрыскам помещики и буржуи, которые молились в этой приходской церкви. И, что было наиболее обидным, они, эти самые поповские дети, глубоко презирали их, несчастных пролетарских детей - вечно грязных, часто, даже осенью, босоногих и всегда голодных. И тогда они, эти жирные и подлые поповичи, порой кидали перед нищебродами на землю, под ноги, как собакам, остатки недоеденных куличей... Это было и унизительно, и противно! Но деваться было некуда - есть хотелось всегда, и маленькие будущие пролетарии покорно доедали всё, что им с широкого барского плеча иногда подавали сволочи богатеи. И вот теперь благодаря товарищу Ленину попы и их отпрыски за все эти свои былые издевательства над простым народом рассчитывались по полной! Класс голодных отныне пошел на класс сытых! И борьба развертывалась массовая, не на шутку кровавая и беспощадно смертельная! Партия Ленина установила диктатуру пролетариата и проводила непримиримый классовый террор! До полного физического истребления всех ее многочисленных открытых и тайных противников! Иначе в то время было просто невозможно! Чтобы выжить самим - нужно было убить врага!

  Таким образом Мария не просто всем сердцем поддерживала революцию, но в душе, хоть и без партбилета, стала самым верным, самым преданным в их театре пламенным ленинцем! И потому сразу после смерти товарища Ленина она решительно переименовалась и выбрала себе новое и такое прекрасное имя - Летроповмира! Что было сокращением от слов "Лев Троцкий - победит во всем мире!" Дело в том, что Сталин, хоть уже и был главным секретарем партии, но в 20-е годы все равно оставался фигурой в народе малоизвестной, непонятной и совершенно не популярной. А вот Лев Троцкий с первых дней революции гремел как ближайший сподвижник Ленина! Как создатель великой и непобедимой Красной армии! Автор всех ее побед над беляками и интервентами! Он всегда был вторым после Ленина человеком в эрэфии. А после ухода Ильича стал так вообще самым первым! Потому-то носить новое имя - Летроповмира - было не пустой блажью, а великой наградой! Которую еще нужно было заслужить - честным трудом и преданностью идеалам революции! И комсомольская ячейка ее театра сначала упорно на собрании обсуждала, достойна ли Мария переименоваться. На протяжении нескольких часов обмусолили ради этого каждый малейший фактик ее биографии, каждое ее словечко, произнесенное ею когда-либо при свидетелях. Промыли ей все косточки тщательнее, чем тигр вылизывает своим шершавым языком скелет убитой им антилопы! И наконец таки единогласно постановили, что Мария достойна носить новое гордое имя! И фамилию себе "вновь рожденная" Летроповмира выбрала тоже звонкую и революционную - Пламенная! И с той поры ее имя своей необычной звонкостью выделялось среди имен других актеров на театральных афишах. А играла она так талантливо и была так ослепительно молода и красива, что вскоре стала широко известной и очень любимой всеми московскими зрителями!

Казалось, отныне счастье поселилось в душе Летроповмиры навсегда, и ее жизнь впереди будет становиться всё лучше и зажигательнее! Всё ярче и революционнее! В спектаклях ей стали доверять уже и главные роли. И она играла непримиримых героинь-революционерок: "железную" по силе воли Жанну Дарк, или страстную и горячую любовницу древнеримского героя Спартака, или жену палача, который отрубил голову проклятому французскому королю Людовику 16-му. При этом в процессе спектакля вдруг выяснялось, что сам этот палач оказывался многодетным отцом и очень плаксивым, добросердечным нежным мужчиной. И он рыдал от мысли, что ему придется отрубить голову самому королю! А вот жена палача - наоборот, была решительной и жесткой дамой! В конце спектакля она буквально за руку подвела своего мужа к эшафоту и всунула ему в руки топор. И приказала громовым голосом:

- Руби, сволочь! Или я отрублю голову тебе самому! Предатель революции! Тряпка!

И тогда палач покорялся ее ору и совершал справедливое народное возмездие. А его жена тут вынимала из лифчика большой белый платок, макала его в лужу крови, вытекшую из головы и тела короля, и вдруг резко разворачивала его над своей головой. И все видели, что это уже не платок, а революционное красное знамя! Более того, Летроповмира прикрепляла к этому знамени золотые советские серп и молот и пятиконечную звезду! Потом она принимала позу революционерки на баррикаде со знаменитой картины Эжена Делакруа. Звучал Интернационал. И тут все актеры-инфанттерибльцы толпой выходили на сцену и пели этот партийный гимн. Ясное дело, весь зал следом вскакивал тоже, и все в едином порыве пели уже общим хором!

Таким образом их театр в своих поисках нового подхода в искусстве прославился невиданным никогда прежде русским супермодернизмом. А главный режиссер по фамилии Фойерхальт и вовсе в открытую издевался над дореволюционными мещанскими традициями такого отсталого, мещанского и затхлого МХАТа. И более того, Фойерхальт однажды к очередной годовщине революции даже поставил спектакль, который назывался "Не верю!" И на огромной многокрасочной афише, специально подготовленной к этому торжественному случаю и развешанной по всему центру Москвы, был нарисован распятый окровавленный Христос, но не усатый и бородатый, а с улыбающимся лицом старика Станиславского! С его вечным буржуйским пенсне на носу...

На премьеру этого спектакля крайне привередливые в своих предпочтениях московские зрители ломились, как парижские сексуально голодные обыватели на эротику в Мулен-Руж! И не беспочвенно. Суть спектакля заключалась в том, что Фойерхальт  переосмысливал в нем не что-нибудь, а само Евангелие! И в конечном итоге поменял всю концепцию древнего и когда-то священного текста. А одновременно - опять же походя и очень ядовито - он поиздевался над "старорежимным придурком" Станиславским. В этом модернистском представлении Христос изображался в точности американским бездельником-буржуем, который от вечной скуки и ради пустейшего эгоистического выпендрёжа ездил на осле из города в город и ничегошеньки не делал, никогда не работал, а только болтал всякую непонятную отсебятину о его огромной любви к человечеству. И при этом и он сам, и его апостолы были всегда сыты и довольны жизнью.

Спрашивается, откуда у них были деньги? Да еще в таком количестве, что на известной тайной вечере перед арестом Христа они объедались всякими вкусностями, пили вино в неограниченном количестве и всю ночь напролет только и делали, что нагло издевались над простодушным народом, который верил в христосовы притчи и басни! Ну ведь после социалистической революции любому было яснее ясного, что Иисус - это древний капиталист-фокусник. А все его апостолы - это шайка прожженных мошенников, которые ему откровенно подыгрывают, лживо его превозносят и тем самым создают вокруг его имени искуственную ажиотацию. И, таким образом, всё христианство - это не более, чем цирк! А Христос - это как бы прославленный иллюзионист Гудини того времени. Причем слава его была дутая!

Но самая интригующая сцена была припасена для финала. В ней Иисуса прибивали огромными гвоздями к кресту, высоко его поднимали, и тут главреж Фойерхальт самолично выбегал на сцену, размахивал кулаками и, копируя Станиславского, зло кричал на Христа:

- Не верю! Не верю!!!

- Чему ты не веришь?- делано страдальческим голосом спрашивал его Христос.

- В тебя не верю! Врешь ты всё!- орал ему во всю глотку Файерхальт.

- Почему ты в меня не веришь? - не унимался Бог.

- Потому что ты и не Бог, и никакой не человек.

- А кто же я?.. - удивлялся Иисус.

- Ты - агнец Божий. Так про тебя написано в Евангелии. - Ну так и превратись в агнца!

И тут на сцене возникали клубы дыма, они заволакивали всё пространство, и, когда этот искусственный туман рассеивался, то вместо Бога на кресте висела уже самая настоящая живая овца. Она отчаянно блеяла и, всем телом дергаясь, пыталась вырваться. Наивная и глуповатая пролетарская публика от такого примитивного,но тем не менее очень удачного фокуса хохотала и просто выла от восторга! Но этим дело еще не заканчивалось. Актер, игравший римского воина, делал вид, что протыкает копьем подреберье овцы. Тогда из шланга, скрытого в шерсти животного, на сцену выливались ведра воды, красной, как кровь. Другой актер, игравший толстопузого православного священника и одетого в самое торжественное церковное убранство, набирал сию овечью "кровь" в "позолоченную алтарную чашу", опускал в нее "лжицу", тихо бормотал что-то и потом торжественно заявлял, что силой веры и молитвы кровь овечья мистическим образом вдруг превратилась в кровь Христову! И сначала "причащался" ею сам, а потом спускался в зал и предлагал попить ее уже и всем желающим. Но таковых, разумеется, не находилось. Наоборот, у некоторых зрителей от всего увиденного возникали рвотные позывы и они стремглав выбегали из зала!

А Фойерхальт не уставал вещать со сцены:

- Не верю! Всё равно не верю!!! - и спрашивал зрителей, - ну а вы-то сами после всего увиденного все еще верите в Христа?

И зал свистел, топал ногами и в едином порыве дружно опять выл:

- Не-е-ет! Не-е-ет!!!

И тогда над Христом поднимался портрет Троцкого, вновь звучал Интернационал, и опять все хором пели!

Таким образом успех спектакля был оглушительный! Главреж Фойерхальт самим народным комиссаром Луначарским был назван "величайшим театральным гением всех времен и народов! Революционером драмы, комедии и трагедии, сумевшим в микроскоп так рассмотреть текст всем уже две тысячи лет известного Евангелия, что увидел в нем совершенно новое, неожиданное содержание! Да такой убойной революционной силы, что отныне все проклятые католики, протестанты и прочие христианско-клерикальные враги Ленина и его великой партии падут перед Фойерхальтом ниц и зарыдают от бессилия справиться с напором его творческой мысли!"
Subscribe
promo otrageniya апрель 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments