georgith55 (georgith55) wrote in otrageniya,
georgith55
georgith55
otrageniya

Category:

как я пострадал на китайско-въетнамской войне

  Ну  или  почти  пострадал,   над  ухом    просвистело,  отделался   лёгкой   контузией.    Давно  это  было,   сорок  лет  прошло,  но  до  сих   пор   кровь  стынет  в  жилах.
  Когда  война   была   я  партизанил  на   двухмесячных   военных   сборах  в     Омском  танковом   училище   им.   маршала   Кошевого.     Собрали   нас  тогда  больше   200    офицеров   запаса   из  разных     военкоматов     Сибирского   военного   округа    и  стали   учить   на   командиров   танковой   роты.    И  учили   неплохо,    и    пострелять   давали,   и   танки  водили,    и  строем  ходили.  И    все   "тяготы  и   лишения   военной   службы"   и   особенности   казарменного   быта.    Так   как    все   были   офицерами,   то   в  наряд     на   кухню   не  ходили,   плац  не   мели,   бордюры   не  красили   и   канавы   "отсюда   до  заката"   не     копали.   Но   по   казарме     наряд  назначался,  оговоренный   Уставом   и  неукоснительно   исполняемый.   Вот   и    мне  довелось   пару    раз   дневальным   быть,     при    тумбочке     стоять.   Стоишь  себе;   слева   казарма  с  рядами  двухярусных   кроватей,   справа   курилка   типа   "сортир",   а   мимо     " партизаны"    свободные  от  службы   туда-сюда   снуют.   И  задача    моя  (твоя)   смотреть  на   входную   дверь,   и  если  войдёт   Генерал,   или   Маршал   Советского   Союза,   то  гаркнуть   во   всю   глотку:  -   "Сборы,   смирно !"   и  доложить,   что   ничего   не  произошло.   Но    никто    никогда   не    заходил,   а    начальник    сборов - шустрый,   кругленький     подполковник,   всегда   успевал  сделать    отмашку,    что   орать   не   надо.     И  ещё   на  телефон  отвечать,  который   стоял   на   тумбочке.   Вот  из-за   телефона   всё    и  случилось.
  Стою  я  себе,   пряжку   на   животе   двумя   руками   поддерживаю,  вдруг  -  звонок.    Хватаю   трубку:  -  "Дневальный,  лейтенант,   ....,  слухает!   Так  точно,  никак   нет,   есть  передать.  Слушаюсь!".    Звонили     из   штаба    училища,   передали   какую-то   инфу   для   начальника   сборов,   подполковника,   так  себе,   чепуху   не  содержащую   военной   тайны.   Но  сам   звонок  -  событие.   Уже   несётся,    дежурный,   мой  непосредственый   начальник   на   время   наряда. 
  -Ну   что,   кто  звонил,  чо  сказали?   -   И  тут  меня   понесло,  как  Остапа   Бендера.    Есть  во  мне  такое  качество,   вносить    разнообразие   в   скучное   однообразие.     Я  чертыхаюсь,  рублю  рукой   воздух,   несколько   раз   произношу  "П..ц"   и    демонстративно    оставляю   вверенный  пост,  ухожу   в  курилку.   Вслед   заполошно   орёт  дежурный,  ничего - сам  постоит.   Меня  всё  равно  не   расстреляют,    я   же   "партизан".   В  курилке   меня   обступают    другие  партизаны,   все  встревожены    и    готовы   поверить    в    любую    чушь,   лишь   бы   она   укладывалась   в   ситуацию.   А   ситуация    в   мире    складывалась  тревожная.   На  границе  Китая  и  Въетнама  заполыхала  война,  какая- то  странная.   Маленький,   но   дружественный   нам   Въетнам,  драл  в  хвост  и  гриву,   большой    и  недружественный   Китай.    Сейчас   уже   не   помню,  как  к  тому   моменту   складывались    отношения   с    Афганистаном,    кто  был    нашим    лучшим  другом,  Нурмухамед,   Хафизула   или   уже   Бабрак,    но   тоже  жути  хватало.   В    такой   взрывоопасной    международной   обстановке   Я   вбрасываю   информацию,   подобной,    как   если   у    умирающих   в  пустыне,   в  последней   бутылке   оказалась   не  вода,   а    самогон.     "Приказали   передать,   что  наши  сборы   переводятся  на   обучение   по-программе   "Начальник   штаба   батальона".   Это  означало,   что  все   мы  обречены  на   ещё   два  месяца     суровых   армейских   будней.
Чорной тенью   пронеслась   новость  по  казарме,  прошелестела   кое -как   заправленными   кроватями,  сгустила    до    рези  в   глазах      запах     сапог   и  портянок   и   вернулась   ко   мне   ужасом   содеянного.     До    "дембеля"   оставалась   какая - то   неделя,  у  всех  было   чемоданное  и  питейное  настроение   и  вдруг, - такая    новость.     На  мой  трезвый   и  практичный   ум   такая   шутка    могла   восприниматься   только   как  шутка,  и  я  не  мог  предположить,  что  её   примут  всерьёз.   Как  можно   предположить  целое   воинское    подразделение   клинических   идиотов,    кто  же   тогда   будет  ротами   командовать.      Но,  видно,   я    умел   быть  убедительным,    последующая   жизнь   подтвердила   это.    В  подобную   глупость   могли   поверить   только    собирающиеся   через   неделю   ехать    домой   и  уже  отгладившие  свои   гражданские    штаны,     прикинувшие   сколько   брать   в    дорогу   водки    и   отбившие    домой      телеграммы,   что-бы,  не  дай    Бог,   не   приехать   неожиданно.     Я  бочком  протиснулся   мимо  будущих   "начальников   штаба"  и  вернулся     к  тумбочке,   твердо  зная,   что   "часовой  лицо   неприкосновенное"   и    мне   ничего   не  сделают.    На  посту  в   тоскливой    безнадёжности    стоял   мой   временный   начальник,  уже   прикидывающий,  чем  ему  грозит    ещё   двухмесячное   отсутствие   в   качестве    супруга   и    кормильца.    Он  больше  всего   подходил  для  роли   посредника   при   выходе   из    этой  опасной  ситуации.    Если  выплеснуть   правду    в  толпу,   могут   и  затоптать,   на   радостях.   Смущенно    и  снисходительно   улыбаясь,   я  же   не  виноват,  что  вокруг   одни  идиоты,   я  шепчу   в   ухо   - "Не  бери  в  голову,  я  пошутил,  звонили,  что  бы  передать....".   Не  дослушав   и  окатив   меня   яростным   взглядом,  дежурный   срывается  в  курилку,   забыв  передать    красную   повязку,   без  которой   дневальный,   как  генерал    без   лампасов.   Из  курилки   доносился   птичий  гомон   проклятий   в  адрес   Министерства   обороны,   лично  Министра,   командующего   Сибирским  военным  округом  и  его  заместителей,  изредко   и    приглушённо   были    слышны    высказывания   в  адрес   КПСС.    Внезапно   наступила   тишина,   через   мгновение   взорвавшаяся   хоровым   воплем  -  "Козёл".    В  дверь  курилки    высовывались    разгневанные   рожи   партизан,  свирепо   разглядывающие   меня.   А   я    бдительно   охранял  тумбочку   и  телефон,  радуясь,    что  до  смены   мне  остаётся   целый   час,    а  за  это  время   любые  страсти   улягутся.    Народ  у  нас   отходчивый.   Так  оно   и  случилось.
   Уехали   мы   домой   по  сроку,    оставив   самые   приятные   воспоминания   о  весело   проведённых   армейских   буднях.   С  тех   пор  я  поверил,    что  могу  управлять  большими  массами   людей,   заставляя   их  кричать   в  едином    порыве  -  "Зиг"   "Ура,    Вперёд".   По  счастью,   в  жизни   мне   это   не   пригодилось.
Tags: georgith55, Рассказ
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments