delete (oksanaivanovna5) wrote in otrageniya,
delete
oksanaivanovna5
otrageniya

Categories:

Откровения из Подмосковной электрички. Цикл неназидательных рассказов.

Писать я начала достаточно поздно. В сорок лет. Толчком к творчеству стала... возрастная депрессия.

До сорока я чувствовала себя очень молодо. Да и внешне выглядела, если честно, всегда моложе своего возраста лет на пять-восемь. К примеру, в тридцать восемь мне доставляло большое удовольствие, рассказывая новым знакомым о своей восемнадцатилетней дочери, наблюдать за их реакцией. Большинство начинали мысленно лихорадочно подсчитывать, с какого времени я докатилась до такой жизни и подозревать меня во всевозможных половых извращениях.


В то время мне казалось, что жить ещё долго-долго. Я носила крутые гриндерсы, слушала рэп, свободно перелазила через любые заборы и экспериментировала с причёсками. И вдруг бац — а мне пятый десяток. Пятый! Я схватилась за голову и подвела неутешительный итог. Мне сразу показалось, что жизнь кончена, а я ничего так и не добилась. До этого времени меня все считали неисправимой оптимисткой и хохотушкой, душой любой компании. А чему я так радовалась?? Прожила жизнь одним днём... Нет ни жилья, ни любимого человека, нет денег, нет настоящих друзей, любимой работы... Есть взрослые дети, у которых скоро начнётся своя жизнь, съёмная квартира в чужом городе и ставшая ненавистной электричка горьковского направления. Я — никто... и звать меня никак! Думать об этом было очень больно. И я замкнулась. Перестала общаться с коллегами. После работы молча садилась в электричку с литром пива и тупо ехала «домой».


Почему моя скромная особа начала в электричке привлекать пристальное внимание страждущих, не знаю. С каждой поездкой я всё чаще превращалась в непромокаемую жилетку для нуждающихся, этакая местная стена плача. Они сами выбирали меня. Незнакомые попутчики садились напротив и начинали делиться своими душещипательными историями. Я молча слушала, безучастно потягивая пиво. Беспрепятственно излив душу, они сердечно прощались со мной и со счастливой улыбкой исчезали из моей жизни, как правило, навсегда.


Иногда истории цепляли, и я для чего-то завела блокнот, чтобы позже кратко фиксировать самое интересное. За год набралась внушительная коллекция. Потом я это дело забросила, образумилась и начала писать научную фантастику. И вдруг через несколько лет в один прекрасный день старые истории начали получать неожиданные продолжения. Но об этом потом. А сейчас...


Бухгалтер Алёна.


— Елена Сергеевна, удачно Вам отдохнуть!


— Спасибо, девчонки, и вам отличных выходных, — устало улыбнулась Алёна. — Много не хулиганьте!


— Не, мы чуть чуть! — и стайка молодых коллег со счастливым хохотом выпорхнула из стеклянных дверей офиса.


Алёна вернулась в кабинет, ещё раз придирчивым взглядом окинула комнату. Осталась довольна идеальным порядком. Елене Сергеевне было чуть больше сорока, но все, без исключения, сотрудники уважительно называли её только по имени-отчеству. Несколько лет она работала в этой компании на должности главного бухгалтера. Сегодня был её последний рабочий день перед двухнедельным отпуском.


Она с облегчением сменила высоченные шпильки на удобно растоптанные полусапожки на невысоком каблуке. Аккуратно повязала на голову скромный неяркий шёлковый платок. Сняла с вешалки тонкое лёгкое пальто, неторопливо оделась, тщательно застёгивая тугие пуговки. Стряхнула с ткани невидимые глазу пылинки. Натянула тонкие замшевые перчатки. Взяла со стола кожаную дамскую сумочку, пакет с вещами и связку ключей. Вышла из кабинета. Замкнула дверь, и по пустому гулкому коридору направилась к лифту.


Вечер пятницы. В офисе уже никого не было — в предвкушении выходных все постарались разбежаться как можно быстрее. Алёна давно отвыкла торопиться. В одиночестве вошла в кабинку лифта и нажала кнопку первого этажа. С нескрываемым разочарованием оглядела своё отражение в ростовом зеркале. За два года, прошедшие со смерти мужа, она сильно сдала и как-то резко растеряла былую красоту — похудела, выцвела лицом, потускнела глазами. «Да, во время отпуска надо бы заняться собой, масочки для лица поделать...», — подумала Алёна, но её думы тут же переключились на другое. Завтра она планировала сходить на почту, чтобы отправить посылку сыну в армию.


Лифт коротко дёрнулся и остановился, бесшумно распахнув створки. Алёна подошла к стойке ресепшена, молча получила от скучающего охранника специальный пенал для хранения ключей, затолкала в него рабочую связку, плотно завинтила крышечку и детально проследила, чтобы нерасторопный секьюрити тщательно опечатал металлический цилиндр. Послушно расписалась в журнале и, вяло попрощавшись, наконец-то выскользнула на свежий воздух. Глубоко погружённая в мысли о насущном, на автопилоте торопливо зашагала к метро. Очнулась от раздумий уже на железнодорожной платформе и привычно вошла в нужный вагон подъехавшей пригородной электрички. Московскую квартиру она давно сдавала, а жила в ближнем Подмосковье в частном доме, когда-то принадлежавшем родителям мужа.  Удобно устроилась у окна и решила чуток вздремнуть. Ехать было не очень далеко, но Алёну клонило в сон от усталости. Чтобы не проспать свою станцию, она установила будильник на нужное время и моментально отключилась.


Ей приснился муж. Впервые за два года. Ни разу со дня похорон она не видела его во сне. Сейчас он сидел в вагоне напротив неё в какой-то замызганной куртке с чужого плеча и радостно улыбался. Затаив дыхание, Алёна смотрела в любимые голубые глаза. Внезапно подумала: «Господи, да что же это я сижу, как чужая!» и потянулась вперёд, чтобы прижаться к родной груди. Но не успела. Резко вздрогнула от громкого шума и проснулась. Разбудила её неприятно-визгливая перебранка разъярённого контролёра с безбилетным пассажиром. Алёна с трудом разлепила заспанные глаза и осмотрелась. Напротив неё сидел хмурый небритый тип, а над ним хищным коршуном навис злобствующий проверяющий. Не стесняясь в выражениях, въедливый ревизор требовал оплатить проезд или освободить вагон. Алёна пристально всмотрелась в источник скандала и её словно ударило током — чужак исподлобья смотрел на неё ярко-голубыми глазами мужа. И куртка на нём та самая, из недавнего сна... От нахлынувших эмоций у Алёны резко заломило в висках, и она требовательно воззвала к спящей совести контролёра:


— Немедленно прекратите материться! У меня голова заболела от Ваших истеричных бабских воплей...


Мордатый верзила тут же переключился на неё:


— Гражданочка, не встревайте, пожалуйста, в чужие разговоры, а лучше приготовьте Ваш билетик для проверки.


— А мне кажется, что Вам лучше сейчас замолчать, а если продолжите хамить, я вызову наряд полиции.


— Давайте, вызывайте, у них как раз разнарядочка на таких вот типажей.


Нарушитель затравленно вздрогнул и попытался подняться с места.


«А вот хрен тебе, козлина! Не доставлю вашей поганой компании такого удовольствия,» — подумала взбешённая Алёна и нарочито мило, сквозь зубы обратилась к контролёру:


— Сколько он должен за проезд? Я оплачу. И вы уйдёте отсюда по-хорошему.


Контролёр скривил презрительную мину, но с готовностью озвучил стоимость проезда с учётом услуг. Алёна выудила из сумки кошелёк, для начала предъявила пластиковый прямоугольник своего проездного, а потом принципиально долго насчитывала мелочью требуемую сумму за безбилетного попутчика. Она заметила его внимательный измученный взгляд. Алёне вдруг стало неприятно, с какой пугающей жадностью он следил за её манипуляциями с деньгами. И запоздало пожалела, что засветила кошелёк с отпускными.


Ревизоры с парочкой охранников наконец-то ушли, а попутчик даже не поблагодарил Алёну за помощь. Просто продолжал молча сидеть напротив, и настороженно зыркал на неё из-под нахлобученного капюшона. На вид ему было около сорока пяти, какой-то весь заморенный, давно немытый и небритый, но на удивление не зловонный, как обычные бомжи. В руках он нервно тискал потёртый полупустой рюкзак.


Алёна посмотрела на часы. Ехать оставалось не дольше пяти минут. Аккуратно сняла с крючка пакет, положила его на сиденье рядом с собой, приготовившись к скорому выходу. Наконец диктор объявила её станцию, и Алёна вышла в тамбур. Следом за ней тихо поднялся незнакомец. Алёна почувствовала его присутствие за спиной и нервно оглянулась. Мужчина был довольно крупным — высокий, плечистый, но очень худой. Страх острой ледяной струйкой потёк Алёне в низ живота, и предательская тошнота подкатила к горлу. Она быстро выскочила на платформу, но странный попутчик выскользнул следом за ней...


Чтобы не переутомить читателей длинным текстом, продолжение выложу завтра. Кстати, хотелось бы узнать ваше мнение, чем в итоге закончится история?

Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments