M.N.A.C. (m_skazitelnitsa) wrote in otrageniya,
M.N.A.C.
m_skazitelnitsa
otrageniya

Categories:

Как праздновалось в России 100-летие Отечественной войны 1812-го года и почему я об этом вспомнила.




В 1912-м году в России праздновалось 100-летие Отечественной войны 1812-го года , в связи с чем кому-то из окружения императора Николая II пришло в голову пригласить на данное мероприятие как её ветеранов, так и обычных людей, кому довелось видеть живьём Наполеона и участников, героев этой войны... Губернаторы России получили тогда распоряжение отыскать и доставить в Петербург, к дню знаменательного события , ветеранов и просто живых свидетелей   войны с французами.... Собственно, данным историческим фактом я поначалу хотела лишь проиллюстрировать свой очередной рассказ о долгожителях, на сей раз, Руси ( ранее писала о долгожительстве и долгожителях в целом), о том, что такое явление как продолжительность жизни в 100 лет и более в стародавние времена было совсем даже не редкостью,а также о том, что было свойственно их образу жизни в те отдалённые от нас эпохи и чем он отличался от нашего. То есть, собиралась рассмотреть чем люди тогда питались, какую воду пили , в общем, нацелилась написать очередной очерк о здоровом образе жизни как залоге долголетия, но те факты, что на меня посыпались при поиске материла на данную тему , стали уводить моё повествование в несколько иную плоскость. И чем больше я выкапывала всяких документальных свидетельств, сопряжённых с празднованием 100-летия войны 1812-го года, тем больше скатывалась в историческое и культурологическое направления...Так что очерк о здоровье подождёт, а пока освещу некоторые любопытные подробности, сопутствовавшие, в своё время, поиску на просторах России ветеранов и свидетелей войны с Наполеоном... События эти отразились даже в художественных произведениях, как серьёзных, так и юмористических , ибо забавных моментов по ходу данного процесса возникало немало... Ну а как тут, собственно, может быть иначе, если старцам тем должно было быть примерно по 120 лет , хотя , находились среди и них и те, кто видел Наполеона или Кутузова в детском возрасте, годков так 6-ти -7-ми от роду...Один из таких свидетелей наполеоновской эпохи проходит в качестве персонажа в коротком сатирическом рассказе Ивана Куприна «Тень Наполеона». Некоторые забавные моменты из него я приведу ниже.

А пока несколько слов о реальных фактах подготовки к празднованию столь знаменательного события и самого праздника , проходившего во главе с государём Николаем Второго в день Бородинской битвы— 26 августа (8 сентября) 1912 года. Основные торжества сосредоточились тогда в Москве и Бородино, где к тому времени уже были установлены памятники героям и отдельным частям войск . По случаю данного события  на Санкт-Петербургском Монетном дворе была отчеканена и специальная бронзовая медаль с профильным изображением Александра I на лицевой её стороне:





К 25-му августа 1912 года,  кануну Бородинской битвы, было приурочено начало юбилейных празднеств и проходило оно у Спасо-Бородинского собора , куда Император Николай II прибыл, под колокольный звон его, на автомобиле, вместе со всем своим семейством — наследником и дочерьми. После торжественной встречи он посетил данный собор , после чего отправился на Бородинское поле, где высились памятники полкам и дивизиям. У батареи Раевского он сел на приготовленного для него коня (его семейство заняло роскошные экипажи), и начался объезд войск.

Задолго до этих торжеств были сделаны по всей России запросы у губернаторов о наличии живых свидетелей войны 1812 года. Было найдено всего 25 человек и все в возрасте более 110 лет, в том числе 14 участников боевых действий . За исключением одного - И. Машарского, которому исполнилось 108 лет. Он был очевидцем сражения под Клястицами. Самому старшему из этих этих участников, бывшему фельдфебелю А. И. Винтонюку, было 122 года. Он был настолько слаб, что не мог ходить без посторонней помощи. Только пятеро из них смогли прибыть на торжества. Их посадили на стульях у решётки ограды , о чём свидельствует верхнее фото.


После объезда войск  Николай II в сопровождении свиты подошёл к старикам. Он беседовал с ними, подойдя к каждому, спрашивал о прежней службе, о жизни. При попытке одного из них подняться, государь запретил это делать. Тут же, перед старыми ветеранами стояли и Великие князья.

Кстати, Великие князья, как и лично император Николай II, побеседовали отдельно со старцами в день мероприятия также и у здания Дома инвалидов. Однако , на нижеследующем фото запечатлены только лишь Великие князья:



Князья Иоанн Константинович (справа) и Гавриил Константинович
беседуют с очевидцами Отечественной войны 1812 года у здания Дома инвалидов.
Среди них (слева направо): Аким Войтинюк, Петр Лаптев, Степан Жук,
Гордей Громов, Максим Пятаченков. Бородино, 26 августа 1912 года


Здесь будет не лишним остановиться на том , чего стоило чиновникам государя и их помощникам обеспечить явку этих ветеранов и живых свидетелей войны с Наполеоном, а также на какие ухищрения им пришлось для этого пойти...


Нужно сказать, что не обошлось в этом деле и без мистификаций....

В частности, Павел Яковлевич Толстогузов был обнаружен в Ялуторовске Тобольской Губернии. В 1912 год упредполагаемый участник Бородинского сражения был 117-летним старцем, плохо видел и слышал, но при этом, по свидетельству современников, был «достаточно бодрым». Его сфотографировал специально присланный фотограф — на фото рядом с ним запечатлена его 80-летняя жена . Правда, историки Анатолий Звездин и Александр Ярков обратились к архивам, и выяснили, что история Толстогузова была мистификацией, реализованной по заказу чиновников.




Однако, все остальные, кто предстал в тот день перед императором всея Руси, были, кажется, настоящими очевидцами событий войны с французами....Некоторые ветераны даже попали в кадр фильма Василия Гончарова «1812 год» ( на самых последних его минутах) Кстати, это очень любопытный , мастерски сделанный , и не столь продолжительный фильм, который можно было бы принять за документальные съёмки, если бы Василий Гончаров - русский кинорежиссёр и сценарист, один из пионеров российского кинематографа не родился через почти через 50 лет ( 1861 год) после начала войны с Наполеоном.


Вот и подошёл момент процитировать великого русско-советского писателя Ивана Куприна. Некоторые отрывки из его замечательного рассказа "Тень Наполеона", который относится к позднему периоду творчества писателя - был опубликован в 1928 году в газете «Возрождение». Это также и повод вспомнить об этом , несколько недооцененном, на мой взгляд, писателе, ведь имя его не всплывает по различным поводам  так часто как имена , например, Чехова и Бунина, — писателей, идущих во втором ряду после Толстоевского — многие, наверное, знают это шуточное определение, под которым подразумеваются сразу два великих, наиболеее известных на Западе, классика русской литературы Толстой и Достевский.

Итак, Александр Куприн «Тень Наполеона».

Это произведение ‑ общепризнанный шедевр мировой художественной литературы. Оно включено в список "Тысяча лучших произведений мировой художественной литературы в русских переводах, рекомендованных для комплектования школьной библиотеки"


Повествование ведётся в нём от лица его главного персонажа - губернатора одной из западных губерний ( по его словам) - речь идёт, по всей очевидности, о Гродненской губернии , так как действие  рассказа разворачивается на территории входившего в её состав  городка Сморгонь... Это также и чудная возможность узнать про некоторые тонкости губернаторской службы времён царской России как бы изнутри... Вот что он сообщает почти вначале своего своего рассказа :

«Какой-то быстрый государственный ум подал внезапную мысль: собрать на бородинских позициях возможно большее количество ветеранов, принимавших участие в приснопамятном сражении, а также просто древних старожилов, которые имели случай видеть Наполеона.
Проект этот был, во всяком случае, не хуже и не лучше такого, например, проекта, как завести ананасные плантации в Костромской губернии. Известно, бумага все терпит. Ведь бородинскому ветерану-то надлежало бы иметь по крайней мере сто двадцать лет. Однако в Петербурге выдумка эта была принята с живейшим удовольствием.

Вот по этому-то поводу и приехал ко мне однажды генерал Ренненкампф, тот самый знаменитый курляндский вождь исторического рейда во время японской кампании. Огненный взгляд, звенящие шпоры, быстрая лаконическая речь, вспыльчивость и – рыцарь перед дамами.
– Ваше превосходительство, – сказал он мне, – я объездил всю Ковенскую губернию, показывали мне этих Мафусаилов – и, черт! – ни один никуда не годится! Или врут, как лошади, или ничего не помнят, черти! Но как же, черт возьми, мне без них быть. Ведь для них же – черт! – уже медали чеканятся на монетном дворе! Сделайте милость, ваше превосходительство, выручайте! На вас одного надежда. Ведь в вашей Сморгони Наполеон пробыл несколько дней. Может быть, на ваше счастье, найдутся здесь два-три таких глубоких – черт! – старца, которые еще, черт бы их побрал, сохранили хоть маленький остаток памяти. Вовеки вашей услуги не забуду!

Я как администратор не мог ему не посочувствовать. Заявил:
– Ваше превосходительство, Павел Карлович, от души вхожу в ваше положение. Даю слово: сделаю все, что смогу. Кстати, есть у меня один такой исправник, для которого, кажется, не существует ничего невозможного.
Генерал обрадовался, жал мне руки, разливался в признательности.
– Теперь я за вами как за каменной горой. А исправнику скажите, что я его из памяти не выброшу.
Проводив Ренненкампфа, вызвал я к себе исправника, по фамилии Каракаци. Он вовсе не был греком, как можно было бы судить по его фамилии. Не без гордости любил он рассказывать, что по отцу происходит от албанских князей, а по матери сродни монакским Гримальди. И правда, было в нем что-то разбойничье.


Житейский лист его был очень ординарен. Гвардейская кавалерия. Долги. Армейская кавалерия. Карты. Таможенная стража. Скандал. Жандармский корпус. Провалился на экзамене. Последний этап – уездный исправник.
И обладал он стремительностью в шестьсот лошадиных сил. И такой же изобретательностью.
Передал я ему мой разговор с генералом. Он весь как боевой конь.
– Ваше превосходительство, для вас хоть из-под земли вырою. Не извольте беспокоиться. Самых замечательных стариканов доставлю. Они у меня не только Наполеона, а самого Петра Великого вспомнят!

– Нет уж, – говорю ему, – вы уж лучше без лишнего усердия. Довольно нам будет и Наполеона.»


Не буду заострять здесь внимание на всех перепетиях их совместной поездки в Сморгонь - перейду уже к её результатам , когда отыскали одного живого свидетеля эпохи ,106-летнего старца, который утверждал ,что видел, будучи ещё 6-ти летним ребёнком, своими глазами Наполеона, вышедшего на балкон дома, в котором он квартировался, когда его войско стояло несколько дней в его родном городке...

Итак:

«На другой день, после завтрака у Ренненкампфа, мы отправились поговорить с тем замечательным старцем, которого генерал с таким удовольствием называл «конфетой». Нас сопровождало значительное общество: местные учителя, члены городской ратуши, гарнизонные офицеры и т. д.
Старик сидел на завалинке (она там называется «присьба»).
При виде нас он медленно встал и оперся подбородком на костыль. Он был уже не седой, а какой-то зеленый. Голова у него слегка тряслась, а голос был тонкий. Впоследствии мы узнали, что он – из староверов.»


И Вот как выглядела сцена экзаменовки свидетеля эпохи губернатором и его свитой. Я пропущу те моменты,когда он отвечал на вопросы вполне убедительно, остановлюсь только на финальной финальном моменте ,где дедушка спалился :

«– Ну, дедушка, а как он был одет, Наполеон-то? Старик сначала оглянул толпу, точно кого-то разыскивая мутными глазами, потом сказал не особенно уверенно:
Одет-то был как? Да обыкновенно одет: серенький сюртучишко на нем и, значит, шляпа о трех углах. А больше никак не был одет.

Но тут-то лукавый подтолкнул начальника городского училища. Такой он был худощавый, как-то скривленный набок и козелковатая бородка.
– Ваше превосходительство, – обратился он к Ренненкампфу. – Я, как педагог... исторический момент... редчайший случай... прошу разрешения задать один вопрос.
– Пожалуйста, пожалуйста, – великодушно разрешил Ренненкампф.
– Дедушка, – крикнул старику в ухо педагог. – Не можешь ли ты сказать нам: какой из себя был император Наполеон?
– Чего это? – переспросил старик. Тут пришел на помощь сам Ренненкампф. Он сказал своим резким командирским голосом:
– Ты скажи нам – какой был Наполеон наружностью? Большого роста или маленького, толстый или худой? Вообще какой он был из себя?
Тут и случилось что-то странное. Старик на мгновенье точно оживился и даже немного выпрямился. Он откашлялся, и голос его стал тверже и яснее.
– Какой он был-то? – произнес он. – Наполеон-тот? А вот какой он был: ростом вот с эту березу, а в плечах сажень с лишком, а бородища – по самые колени и страх какая густая, а в руках у него был топор огромнейший. Как он этим топором махнет, так, братцы у десяти человек головы с плеч долой! Вот он какой был! Одно слово – ампиратырь!
Что тут произошло, трудно описать.
– Это безобразие! – рявкнул Ренненкампф так страшно, что у всех присутствующих подогнулись ноги, а храбрый потомок Гримальди побледнел и пошатнулся.
И много еще прошло времени, пока сердитый генерал не излил свои гнев. Но потом все-таки успокоился.
– Ничего, – сказал он, – мы его еще натаскаем. Времени впереди много. А без старика –
никак не обойдешься. Господин исправник, вы ему репетитор, вы и будете в ответе!..
Тут грозный генерал не договорил и лишь выстрелил в Каракаци огненным лучом своего взгляда, пронзив его насквозь, а потом, обернувшись ко мне и вытирая платком лоб, Павел Карлович воскликнул решительно:
– Ну уж если эти петербургские господа вздумают к трехсотлетию дома Романовых откапывать современников, то, слуга покорный, – отказываюсь! Подаю в отставку! Да-с!»


Нужно сказать ,что долгожителей в императорской России было, на самом деле, немало, просто в чиновниках ,получивший непростой указ, проявилась типичная для них черта, которая жива в представителях сего племени и до сих пор : любой ценой выполнить прихоть начальства, пусть даже это будет не совсем то, что оно просило, но , главное, чтобы это осталось для него незаметным и доставило ему максимум удовольствия... Последнее — превыше всего! Ну и, наверняка, не сильно хотели себя, при этом , переутруждать поисками настоящих очевидцев войны с Наполеоном, а потому начинали тщательно готовить к встрече с императором первых попавшихся подходящих по возрасту долгожителей. Картинка, по-моему, вполне узнаваема — мы замечали немало подобного и за современными чиновниками, и за нашими  учителями, директорами школ, а также партийными и комсольскими активистами:-) А также, в данном конкретном случае, старцам, наверняка, что-то пообещали, так же, как и губернатор, — персонаж Куприна,-  обещал своим исправникам не остаться перед ними в долгу.. . Вот многие подходящие по возрасту долгожители и выдавали себя нередко за тех, кем они не были на самом деле...

Но, чтобы не сложилось впечатления, что всё это было абсолютной профанацией, приведу отрывок из ещё одного художественного произведения, где старцы возрастом более ста лет, и тоже участники ( либо свидетели) войны с Наполеоном упоминаются в абсолютно серьёзном контексте... Речь идёт о повести Даниила Гранина «Зубр» (1987 год). Кстати, сам Даниил Гранин тоже был долгожителем — умер в возрасте 98,5 лет ( 19919-2017) В данной своей повести Даниил Гранин рассказывает о знаменитом ученом-биологе Н. В. Тимофееве-Ресовском, которого знал лично. В своём произведении автор сравнивает ученого с редким животным – зубром, подчеркивая многие его исключительные качества гравственное превосходство над остальными.

Даннил Гранин «Зубр».  Отрывок из Главы 3-ей:

«Фамильной чертой и по отцовской и по материнской линиям были поздние браки. Отец — Владимир Тимофеев родился в 1850 году, мать в 1866 году, поженились они в 1895 году, то есть когда отцу было сорок пять, а матери двадцать девять лет. Он же, Николай, Колюша, родился в 1899 году, то есть еще в девятнадцатом веке. Обе бабки родились еще при Александре I. Одна из них умерла при Ленине — вот какой отрезок захватила. В имении деда жили три старика повар, садовник и звонарь. Они еще дедом были переведены на пенсию, построили себе три избы и доживали там. Всех троих в 1912 году вывозили в Москву на празднование столетия Отечественной войны, наградили их бронзовыми медалями с надписью «Не нам, не нам, а имени твоему!»
— …Поскольку я в своем поколении был старшим, то первый к ним прилепился, они меня очень любили, я после обеда бежал к ним пить чай. Готовила им Надька, с их точки зрения девчонка, ей восемьдесят лет было, нянька моей матери. Тоже жила на покое. Я сидел, уши растопыря слушал их байки начиная с наполеоновских времен. Все это было ими пережито, весь девятнадцатый век, так что для меня это было как современность. История шла ко мне от людей, а не от книг…»


Здесь не помешает некоторое пояснение.... Скорее всего, сие не стоит воспринимать буквально, поскольку всё изложенного ранее сообщает о том, что ко двору императора Николая Второго было доставлено всего пять очевидцев войны с Наполеоном и, безусловно, упоминание в повести Гранина о том,  что медалями , выпущенными по случаю 100-летия Отечественной Войны 1812-года были награждены аж целых три человека, работавших  в одном и том же поместье, не стоит воспринимать всерьёз. Правда, поначалу я даже подумала, было, что, может быть, медали те раздавались направо-налево и тем свидетелям эпохи Кутузова и Наполеона, которых привозили в Москву просто для того, чтобы они поприсутствовали на мероприятии в качестве гостей, не будучи представленными императору.. .Однако, при более пристальном изучении того, как всё обстояло с награждениями данными медалями, я выяснила такую вещь, что они не то что не раздавались направо-налево, но те, кто не принимал непосредственное участие в боевых действиях, либо не принадлежал  к Его Имперского Величества канцелярии или  не был причастен  к  их изготовлению, должен был приобретать эти медали  за деньги.... Вот как всё обстояло с данными награждениями:



Медалью награждались следующие категории граждан:

Все воинские чины военного и морского ведомства, состоящие на службе 26 августа (8 сентября) 1812 года в войсковых частях, участвовавших в Отечественной войне 1812 года (с 12 июня по 25 декабря 1812 года);

.Генералы, адмиралы, штаб-офицеры и обер-офицеры,
служившие когда-либо в этих частях офицерами, при условии приобретения медали за свой счёт;

.Работники собственной Его Имперского Величества канцелярии.

.Непосредственные участники и организаторы торжеств по празднованию юбилея.
Все прямые потомки по мужской линии участвовавших в Отечественной войне 1812 года адмиралов, генералов, штаб-офицеров и обер-офицеров, чиновников и представителей духовенства. Прямые потомки по женской линии генерал-фельдмаршала М.И. Кутузова Все получившие право на награду в этой категории должны были приобретать медаль за свой счет;

.Мастеровые, медальеры и рабочие, изготовлявшие медали на монетном дворе.


Тем не менее, не стоит упрекать Дании Гранина с совсем уж искажении действительности. Во первых, художественное произведение, на каких бы достоверных событиях оно не строилось, предполагает элементы вымысла, а ,во-вторых, приведённая выше сцена из произведения Гранина, показывает, судя по всему, такое типичное  для тех времён ( до и после революции 1917-го года)явление как всё ещё пребывание в добром здравии немалого количество свидетелей эпохи Отечественной войны 1812-года...

На Руси было принято жить долго — возраст 120 и более лет мало кого удивлял в стародавние времена. Сегодня многие ошибочно считают, что люди тогда,напротив, имели короткий век, ведь и медицина была не та, и тяжело все работали … Укоренилось такое мнение,что средняя продолжительность жизни тогда была чуть ли не 30-40 лет — на то есть и соответствующая статистика...Однако, на деле всё обстоит несколько иначе... Статистика,надо сказать не врёт, но вот из чего она складывалась: в то время высока была детская смертность — семьи были большие и нередко из 10-12 родившихся детей выживали лишь  ,к примеру, 4-5 — многие умирали ещё в годовалом возрасте... Что поделаешь, медицина тогда была, действительно, не на том уровне. И вот так, смешивая в кучу данные по всем умершим - годовалым младенцам и отошедшими в мир иной глубоким стариками, выводили среднюю продолжительность жизни за определённый период времени...Те же,кому выпадала удача выжить в детстве, несмотря на все кори,простуды ,желтухи и прочие напасти, имели потом воистину богатырское здоровье,если речь шла о мужчинах, ну а крепких, здоровых женщин на Руси, кажется как то особенно не называли — амазонки здесь, думаю не совсем подойдёт :-) Были это просто "коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт" барышни:-)

Tags: !Военное, !Выбор дня, !История, !Расследования, !Юмор, m_skazitelnitsa, Возраст, Литература, Нарочно не придумаешь, Про людей
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments