Categories:

Люди и судьбы. Умбертыч.

Жизнь всегда в полосочку- черная и белая, главное плыть поперек этих полосочек. Может у кого-то и получается -только по белой- но мне милее поперек. На этой зебре мечутся рядом с нами самые разные персонажи, намазанные Богом и судьбой самыми немыслимыми красками. Кого-то и вовсе радугой пометили, а кому-то больше повезло — красненького накидали, или с зеленцой перебивается. Словом, разные мы очень, намешано в каждом куча несовместимостей и противоречий. Таков и Умбертович.

Повстречал его в конце 90-ых. Втравил он нас в приобретение одного интересного предприятия. Некогда могучий флагман областной промышленности, который давал работу семи тысячам местных жителей, пошел ко дну и практически не подавал признаков жизни. Цеха развалились, некоторые до основания. Числилось 60 человек персонала, который выходил на работу по вызову и то, если был трезв. Нормальная ситуация тех лет. Красный директор приватизировал комбинат, но рулить в реальной жизни не смог. Одно дело выпрашивать деньги у Министерства и выполнять план, а совсем другое — договариваться с поставщиками, искать покупателей, брать кредиты на оборотные средства и т.д. Пытались они с зятем на пару наладить работу, но один пил, а второй подсел на всякие порошки. Тоже нормально для тех лет. И тут на сцене появился Умбертыч. Я, говорит, все налажу, а вы отдыхайте пока. Денег вам буду заносить регулярно и много, а мне ничего не надо- просто люблю я вас всей моей нерусской душой. Сам Умбертыч и впрямь был, да и по сию пору остается не очень русским, но это только добавляет колорита в его личность, поскольку тогда таких же Ивановичей и Ицхаковичей было пруд пруди. 

Огляделся наш герой по сторонам, и первым делом уволил пару человек, которые поумнее. «Чтобы не мешали воровать»- как откровенно объяснил он мне позже. Потом напряг мошну и выдал акционерам- одному много водки, а другому порошка, и сел в кабинет директора. А сейф набил опять же спиртным и понятно чем. Короче, держал он их в анабиозе несколько месяцев и таким образом экономил на деньгах, тех самых, которые обещал регулярно выдавать. За это время, далекий от техники и технологии, Умбертыч вник в специфику производства, понял, что сидит на сундуке с золотом, но нету у него золотого ключика. Комбинат был в огромном регионе практически монополистом по производству очень дефицитной и востребованной продукции. Нужно было только отнять его у Красного директора, продать кому-нибудь денежному, получить при этом долю в собственность и порулить некоторое время, чтобы бизнес раскрутится. Сказано-сделано. Нашел он донора, имя которого было на слуху у всех. Переодел своего приятеля поприличнее, машину одолжил у знакомых, массовку-охрану организовал и поехал охмурять Красного директора, предварительно накатив ему стакан. Для молодых поясню- бизнес в то время налогов не платил, все производилось-покупалось-продавалось за черный нал. Поэтому и договора заключались или просто на словах или на бумаге без печатей и подписей. На бумаге стояло:«Иван Иванов продает 100% акций Петру Петрову за 10 тысяч рублей», а устная договоренность заключалась на поллимона зелеными сразу и 100 тысяч в месяц потом. Это я условно говорю. В этом конкретном случае все было еще проще, пообещали поставить завод на ноги, потом вернуться к разговору о долях и пока платить понемножку, чтобы семья не бедствовала. Договорился Умбертыч через ряженых и поехал к серьезному человеку, от имени которого он мухлевал, уже целый комбинат продавать за свои будущие 10% и немножко денег на раскрутку. Вот тут мы и познакомились.

Родился наш герой в гористой местности, рано потерял родителей и долго пас овец у родственников. Может и в школу ходил, при советской власти с этим было строго. В благодарность за сохранность скота или еще по какой причине, но дядя с тетей купили ему аттестат об окончании 10-летки с золотой медалью. Сам Умбертыч рассказывал только про медаль, а про «купили» я сам догадался, когда понял, что он не умеет писать по-русски. Совсем.

С этой медалью поступил наш приятель в какой-то провинциальный техникум, да не один, а с единоверцем. Видимо, там сторожем или завхозом работал их земляк. А как иначе объяснить, что оба два попали на первый курс не умея говорить по — русски. Даже наличие медалей тут не катит, тут точно земляк нужен. Первый звоночек прозвучал уже в колхозе, куда отправили первокурсников убирать картофель. Много в Псковской области картошки и студентов, а колхозников мало, судьба такой! Через две недели пришла пора мыться. В бане. Вот, кстати, забыл у него спросить- была в горах баня?   Видят друзья, что какая-то движуха началась, студиозы тряпки собирают, на выходе кучкуются. Эти тоже схватили общий большой фибровый чемодан и построились в колонну. Домой повезут, нет? Не повезли, а потрусили в соседнюю деревню. Чемодан тяжелый, несут по очереди, а спросить есть у кого, да языкам не обучены. Так и помылись. Потом начались занятия, на которых Умбертыч понял только одно- если он сам не свалит и не выучит русский язык, то его прямо сейчас выпрут и потеряет он право на учебу без вступительных экзаменов. Облетит позолота с его медали и придется снова к овцам ехать. Мы пойдем другим путем- решил студент. На последние гроши (реально последние, гол он был в те года, как сокол, точно), купил коньяк, сухофрукты (для достоверности) и пошел сдаваться в военкомат. Так сирота, пастух, золотой медалист и студент стал танкистом. А за два года в Советской Армии и заяц научат из танка стрелять и по-русски говорить. Великая была структура! Воистину — непобедимая. А на выходе грянула перестройка!

Умбертыч на раз-два получил диплом техникума и двинул в Центр. А чего? Языки он знает, стрелять умеет (пусть и из танка), не пропадет. Чего-то приколачивал, чего-то отпиливал, чем-то торговал, а как без этого? Несколько раз с автоматом постоял на «стрелках», и без этого никак.  А потом познакомился с Красным директором, точнее с его зятем, который корнями тоже был связан с горным ландшафтом, и тут ему поперло... Ну я уже рассказал предисторию нашего знакомства.

Хозяйственник из него получился отличный, честно. Все время мотался по территории (а это на секундочку 50+ гектаров), подмечал любой косяк и дрючил работников за все и сразу. Да, он мог наложить на деловое письмо такую резолюцию, что краснели даже грузчики, да, он не знал физики и сопромата (хотя к тому времени обзавелся дипломом о высшем образовании, причем профильном), поэтому ничего не понимал в технологии и технике. Но он был правильным руководителем, который понимал, что директор не может знать все. Более того, директора надо гнать в шею, если он разбирается в маркетинге лучше начальника сбыта, в железе лучше главного инженера и т.д. Хороший генеральный директор похож на министра иностранных дел. Его дело держать периметр- акционеры, контролирующие органы, местные власти. А внутри надо собрать команду специалистов и блюсти между ними границы сфер влияния. Атмосфера в коллективе в целом — тоже забота директора. Умбертыч с этим справлялся неплохо. А еще он бабушек любил. Правда, правда! Человек на всю жизнь сохранил в памяти тяжелое детство и уважение к старости. Сильная черта, причем искренняя. Со всех поселков-деревушек тянулся народ к директору за машиной дров, оградкой на могилку, техникой  для хознужд. Зато не прощал публичных возражений и критики, но это национальное, тут против крови и воспитания не попрешь — я начальник ты дурак- классика жанра. Мне-то повезло, я как бы в его начальниках ходил, может поэтому и любил его беззлобно за неординарность и умение поржать над собой.

  Помню, послал я его и главного инженера в командировку в Германию. Дело простое — слетал на пару дней, подписал контракт на поставку запчастей, оговорил нюансы поставки и уже дома. Но это же Умбертыч, он новый Крузак купил не для того, чтобы по своей деревне ездить, надо в Европе засветиться! Поперлись они кружной дорогой через хренову кучу границ. На первой же, глядя на их рожи, машину разобрали до винтика и собрали обратно, а самого водителя пару раз раздели до трусов с проверкой анального отверстия. Инженер, который главный, отделался длительным ожиданием, поскольку его чисто семитская внешность и ФИО подозрений не вызывают нигде, кроме ближневосточных стран. Пройдя последний  раунд  противостояния с вражеской таможней Умбертыч заискивающие предложил поменять свое  лицо кавказкой национальности на жидовскую морду спутника. Не типично для гордого сына гор. Кстати, жертва российского антисемитизма отказала в матерных выражениях.

С загранкомандировками Умбертычу вообще не везло. В той же Германии к нашему приезду по поводу большого контракта вывесили  флаги. А что? фирма богатая, 70% мировых поставок оборудования в своей сфере контролирует, у них и завод свой и территория и даже десяток флагштоков высотой метров по пятнадцать на все случаи жизни. Вот и нам взвили стяги — немецкий, российский и еще какой-то. Я географию неплохо знаю, даже пальцем ткну где Тегусигальпа расположена, или Антатанариву какая. А тут не понял, кого они еще ждут, но промолчал. А горцы, они же как дети! Сфотографировались мы в обнимку с ихним президентом на фоне завода с логотипом, потом на фоне флагштоков, и тут запросил Умбертыч объяснений-  что там за хрень висит и не компрометирует ли она его светлый облик российского менагера-акционера. Надо было видеть лица наших европейских партнеров (простите, господин Лавров за плагиат), которым пришлось объяснять, что это родной флаг Умбартычевой независимой республики. Мы с семитом сползли за угол покурить, не могли больше их объяснялки слушать про суверенитет.

Другой раз мы с Умбертычем полетели в Польшу, чтобы умыкнуть на местном филиале немецкой фирмы ихнего главного специалиста. Не так чтобы в мешок и через плечо, а цивильно — предложить ему зарплату в два раза выше, чем ему немчура платит, ну и прочих плюшек наобещать типа Эрмитажа без очереди, задорных молодых селянок без счета и море водки в нерабочее время. Специалист был немцем, старым пердуном и любителем выпить, так что предложения наши были тщательно проработаны. Повод для посещения наших польских конкурентов был нейтральный- ответный визит вежливости, ну и водки попить. Для пшеков — все очень правдоподобно. Оттарабанив весь день по цехам, вдоволь назавидовавшись их оборудованию (неплохое, но сильно бэушное, списанное с немецкой базы. Мы- то в это время покупали самое современное в Европе, даже в Германии такого еще не было, но тихарились), пригласили на дружеские посиделки присмотренного старичка. Уселись в ресторане, заказали первое-второе-компот и началось. Дедок оказался пьянице- хвастуном, а Умбертыч, восточный человек такого не прощает. И началась сеча великая. Какая вербовка!? тут люди общаются! Одного я кое-как оттараканил в номер, а на следующий день, правда,  ближе к обеду, смог довезти до варшавского аэропорта и сунуть в самолет. А вот дедка из ресторана вывозила польская спецбригада во главе с вызванным мной директором. Так и не удалось провести вербовку- уволили немца. И то правда- зачем алкаши на производстве? Я же человек гуманный, не зверь капиталистический, просто сказал Умбертычу, что он мудак последний и за границу будет ездить только в отпуск и за свой счет.

Потом отошел, конечно, свозил его в Баден-Баден помыться. Там тоже покупали линию, а в выходные выбрались в Термы. То еще было приключение! Ходили по бане три персонажа-  два мелких и обрезанных, один — еврей, другой- мусульманин, и толстый высокий хохол. При этом первые двое шпрехали исключительно по-русски, а третий- я- по-немецки размовлял довольно бойко, но не видел абсолютно ничего, поскольку очки с трусами остались в раздевалке, а минус 6 с половиной на оба глаза были со мной. Навигация в Ирландских термах не самая простая, поэтому эти три богатыря в каждом зале искали банщика и спрашивали о правилах поведения и куда дальше идти. Ясен перец, что путевода искали обрезанты,  потом подводили слепого-толстого, тот вещал, а за перстом указующим (типа, туда валите) следили снова мелкие.

Да, вспомнил! Когда первый раз оформляли бизнес визы в Германщину, мне пришлось за Умбертыча заполнять анкету. Он смог только написать свое ФИО, а следующие графы — про папу и маму- доверил мне. Собственно так я  узнал, что писать он так и не научился. И то верно, зачем танкисту русский письменный?

Прошло порядком лет, накопил мой любимчик капитал, как денежный, так и людской. Помните про бабушек и оградки с дровами? Вот! Ничего не бывает просто так и напрасно. Подался Умбертыч в политику. Бросил комбинат и рванул в муниципалитет. Еле-еле я успел подхватить падающее хозяйство и с трудом нашел нового директора, подлец и карьерист этот нехороший Умбертыч (шучу, но подставил он меня здорово). Бабушки выбрали любимца на ура и единогласно. Потом был районный уровень, партийная активность и даже целый созыв в Заксобрании региона. Потом душа потребовала практической деятельности (на которой можно, наконец-то, что-то украсть), да и скрывать проблемы с языком становилось все сложнее. Все хорошо у человека, возглавляет вполне симпатичное ведомство в системе монополиста (Газпром не причем, туда таких не берут! Хи-хикс), гладкий, всегда выбрит, прилично одет (как говорит один из моих директоров- всегда на галстуке). Кстати, в его ведомстве будет относительный порядок, все будет крутиться, планы будут выполняться, бабушки будут обласканы и снабжены дровами. Ну, уволит пару слишком умных, так у всех есть недостатки!

А почему Умбертыч? Потому что не Иванов, а я Италию люблю, так там был  король с таким позывным, а его сын много для страны сделал. Да и звучит красиво, так что пусть так и остается- Умбертычем.

promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.