Афанасий Кондратьевич Заруба (diogenzaruba) wrote in otrageniya,
Афанасий Кондратьевич Заруба
diogenzaruba
otrageniya

Category:

Щелчок по носу

Набережные Челны это очень красивый город.
Стоит он на самом берегу Камы.
Город для людей – для молодых строителей коммунизма, которые въехали бы в то гипотетическое царство свободы и равенства на могучих колесницах под названием «КАМАЗ». Теперь эти тягачи, грузовики и самосвалы снуют по всей стране и по многим странам мира, да вот только никак не привезут нас в это самое царство, и даже тропиночки туда не могут подсказать…

…1972.
Мне 14 лет. Живу в посёлке Сидоровка в шикарном бараке у родственников, жду, когда привезут из деревни младшего брата, чтобы утащить его в Пермь – ведь август на дворе, пора готовиться к школе.
Я своё от деревни в это лето уже взял, и, чтобы не обидеть здешнюю родню, недели две просто обязан был погостевать у них.
И меня это никак не «напрягало», поскольку мой деревенский ритм жизни свято соблюдался и здесь – ночуй в доме, а с утра и до позднего вечера ты предоставлен самому себе.
Доверие – вот основной принцип отношения тогдашних родителей и подростков; а как иначе, если взрослые по 8-10 часов строили этот самый гигант пятилетки, и им было просто не до нас.

…Кучковался с несколькими приезжими и местными пацанами и девчонками; целыми днями сновали по будущему заводу-гиганту, жадно вбирая в себя как беспощадную пыль, так и знойное солнце – чернели от загара прямо на глазах те, кто только что приехал. Потом плескались в Каме, ловили рыбешку, варили уху, в любой столовке брали у сердобольных молодиц-поварих две-три буханки горячего еще хлеба и уминали за обе щеки то варево, что получалось – хлебали прямо из котелка…
У всех без исключения были карманные ножи, - может, кто и помнит, были такие, с набором из трех предметов, – нож, вилка, ложка. Кстати, там еще штопор был, но мы им, к-хм… не пользовались.

А как лихо мы дрались – почти каждый день, и почти всегда – у нашего кинотеатра «Строитель». Почему? А просто так, от избытка сил. Поводы были абсолютно ничтожные: взглянул «не так» на нашу девчонку, или просто… вот чёрт, уже и не припомню остальных причин.
Но «стукались» всегда – один на один, и на этот «рыцарский поединок» от нас ставился тот, кто по своим параметрам более или менее подходил сопернику. И непременно бились «до первой крови», никогда не добивали и не месили упавшего ногами – потому что тогда это считалось «западло».

Я в свои четырнадцать был самым высоким и здоровеньким в компании, к тому же за плечами – I разряд по самбо и хорошо поставленный удар (спасибо боксу).
Поэтому мне всегда доставались, как правило, ребята повыше и пошире в плечах. И во всех поединках я всегда выходил победителем.
В итоге - вознёсся… так, пустячок, до небес, не выше.
Посчитал себя «авторитетом» и уже мало прислушивался к тому, что говорили другие; по любому поводу слышал только себя.
И, как итог, - компашка моя резко сузилась в количестве.
Но мне на это было уже наплевать.
Не могу сказать, что со мной остались лишь «прихлебатели» и «блюдолизы», нет, скорее у ребят и девчонок «по-детству» были иные мотивы, но до выяснения ли этих мотиваций мне тогда было?
Высоко задранный нос перекрывал мне весь горизонт – и этим все сказано.

…Но вот однажды длинный день все же подошел к концу; я, как обычно, умылся в «душевой» на улице, которой служили алюминиевая кружка и ведро холодной воды; поужинал и, посмотрев очередную серию «Семнадцати мгновений», вышел на задний двор – полюбоваться на ночное небо, щедро осыпанное в ту ночь жёлтым бисером звёзд…
Эта картина над головой всегда завораживала меня, будила во мне что-то такое… непонятное. Что можно было бы назвать и страхом, и восторгом одновременно. А потом ночью мне иногда снились такие удивительные сны, что потом целый день мог ходить, словно пыльным мешком оглоушенный, и отвечал невпопад, и вообще тогда очень смутно воспринимал реальность.

Стою, задрав голову, и глаз не могу оторвать от этой исполинской красоты.
Но – пришлось.
Со стороны здания, что было самым крайним и примыкало вплотную к небольшому то ли лесочку, то ли нерукотворному парку, раздался истошный женский крик, перемежаемый судорожным плачем. Разобрал только что-то вроде «помогите» - и тут же рванул со всех ног туда.

Вломился, как лось, в кусты и, успев лишь уловить в темноте, подсвеченной полной луной, четыре силуэта, борющимися с пятым, лежащим на земле, как у меня те самые звезды брызнули из глаз.
Провалился в такую глубокую и чёрную, гостеприимную и холодную темень, что…
В общем, получил полное «умиротворение». Нокаут.

Занавес поднялся, когда я почувствовал, как меня лупасят по щекам. Недовольно взбрыкнул и открыл глаза, увидел над собой встревоженные лица трёх дядьёв, попытался встать, чтобы высказать все, что о них думаю; но голова тут же куда-то уплыла и я лишь смог присесть, опёршись о ствол берёзы.

Огляделся – на этой полянке полно народу – чуть ли не полбарака собралось; все хоть и вразнобой, но очень громко галдят, а в центре кто-то всхлипывает, зажимая руками обнажённые плечи, серебром блестевшие под мягким светом луны. Невольно отвёл взгляд от женской наготы и тут, наконец, вспомнил все, что произошло.
- А где эти?
- Да сдриснули, блят, сдриснули – как только бабы шум подняли… - зло сплюнул самой молодой и оттого самый горячий сосед-татарин.
Дядя Миша поднёс к моему лицу надломленную берёзовую дубину толщиной с руку:
- Вот этой хреновиной они тебя, а? Прям по лбу, а? Ну и крепкая у тебя броня, а?
Он чуть ли не с восхищением погладил меня по макушке.
Тут прогудел, как из бочки, дядя Фёдя:
- А если б тебя пришибли? Что тогда бы мы папке твоёму сказали? Подумал, вахлак? И что он тогда он с нами бы сделал, тоже подумал?

Я оглядел мгновенно помрачневшие лица дядьёв и терпеливо молчащих до поры до времени тёток и обречённо опустил голову – все, теперь задний проход мне теперь будут «прочищать» ежедневно и не по разу.

…Когда я ломанулся на крик, как раз в этот момент одна из тёть выглянула в окно полюбопытствовать – какую девчонку я на этот раз «охмуряю». И когда соединила в единое мой спринтерский рывок и женский крик – немедля подняла на ноги весь барак.
Мужики кто в чем был, прихватив подручные средства, десантировались прямо из окон. Особенно колоритно смотрелся молдаванин дядя Коля – в труселях семейных, по пояс в наколках, в руках – мясницкий топор и вилы. Где он их взял, спрашивается? Тут в посёлке сено в стога не мечут… Если с топором все было объяснимо – он мясо рубил в столовке, в которой работал поваром, потому и держал дома запасной, но вот – вилы?

Потом ещё долго ржали над латышом Ричардом (запомнил только благодаря чудному имени да этому эпизоду): у него в самый неподходящий момент, уже возле лесочка, лопнула резинка в трусах, они слетели с узких бёдер, и латыш, запутавшись в них, дальше уже кувыркался кубарем, сверкая в лунном свете белыми ягодицами. «До кучи» он ещё и нырнул с головой прямо в вонючую густую лужу. Такого сочного и художественно наполненного мата, как мужики потом рассказывали, они давно не слышали. Причём на русском и безо всякого акцента.
О том, что он, между прочим, латыш – дядя Ричард вспомнил чуть позже, когда принялся, прикрыв рукою стыд, упорно искать в высокой траве свои труселя, не желая их оставлять на поле битвы.
Экономным он был в любой жизненной ситуации.

Эти эпизоды и свои тогдашние мысли я помню.
Как помню и вывод, которые я тогда сделал: эти люди, которых собрали здесь со всей страны, за недолгий срок пребывания под общей крышей, стали семьёй, где все за одного, один – за всех. Стоило истошно завопить «наших бьют!!!» - и эти дяди, как пацаны, кинулись туда, куда их позвали, даже и не подумав спросить себя: «А почему я?», «Да без меня разберутся…» и что-либо еще… из той же оперы.

Но была ещё одна мысль, которую я запомнил на всю жизнь: каким бы ты сильным не был, всегда найдётся сила, которая переломит твою силу.
Об колено.
И чаще всего вот такая сила будет – что из-за угла оглоблей норовит.
Непобедимых нет, как нет и непогрешимых.

…Дядья, которые и сами были заядлыми драчунами (водочки если налить чуть более гранёного стакана), и знали рецепты эффективного самолечения после полученных плюх в жарких потасовках, пришлёпнули мне на глаза по половинке сырой картофелины, и ушли досыпать. Я, лёжа в своём закуточке, долго катал в гудящей головёнке неповоротливые думы под басовитый храп тёти Фаи… и забылся только под утро.

…Удар пришёлся прямо в лоб, а потому фиолетовая окраска чудно прикрыла оба моих припухших глаза.
«Фонарей» я никогда не стеснялся – получал их в своём детстве предостаточно, а потому даже и речи не было о том, чтобы прятать их под солнцезащитные очки.

«Компашка» встретила моё появление с такими украшениями разинутыми ртами и глазами со стоваттную лампочку.
По дороге в районную больничку рассказал все, как было, стараясь ничего не приукрасить и не пригладить, ну-у… если только чуть-чуть, самую малость.

С диагнозом «сотрясение головного мозга» я четыре дня провалялся в душной и вонючей палате, глотая микстуры и подвергая свой зад многочисленным укусам тупоиглых шприцев, а на пятый – сбежал.

За пару дней до своего отъезда с братишкой в Пермь, я заново собрал почти всю ватагу, повинившись перед каждым за своё зазнайство.
Простили.
И лишь один сказал то, что и должен был сказать, потому что между нами стояла самая красивая девчонка в посёлке:
- Да пошёл ты…
А наше с ним «яблоко раздора» стояла в это время в сторонке и строила глазки Толе-москвичу.
Эх, жизнь…

* * *
…Спасибо тебе, Город, за то, что вовремя щёлкнул меня по носу и придал ему верный угол.
Теперь я вижу и горизонт, и себя.
А главное – я вижу тех, кто рядом.

…Задаю вопрос самому себе: однажды мы разбежались по суверенным квартирам, и если вдруг сейчас кто-то закричит «наших бьют»…
Что тогда?
И нет у меня ответа на этот вопрос.

© Ромыч, R.G.K., г. Набережные Челны, 2002 г.
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments
Хорошо написано... Атмосферно. ))))