"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in otrageniya,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
otrageniya

Categories:

У-у и Лала из Прижирафки. Быль (окончание)



 Сгоревшая церковь в Прижирафке

Постоянно носить Лалу с собой было невозможно, У-у боялся, что "ребенок" задохнется под шубой. Но и оставлять дома бельчонка одного без присмотра было опасно - он мог перегрызть электрический провод и погибнуть или устроить в доме короткое замыкание или даже пожар. И пришлось съездить в город и купить просторную клетку, в которой Лалу закрывали, когда уходили из дому.Но железный домик Лала воспринял как тюремную камеру и своей жизни за решеткой выразил самый решительный протест! С одной стороны, новое жилье ему очень даже понравилось, и туда он не пускал кошек. Впрочем они туда никогда и не пытались проникнуть- слишком тесно и неуютно для них. Но с другой стороны, когда Лалу запихивали в клетку насильно, без его добровольного желания, то он упирался. Громко возмущался! Свиристел! Ругался! А когда У-у возвращался домой, то Лала от радости встречи метался по клетке как сумасшедший! Сшибал на своем пути все чашки и плошки, рассыпал еду, расплескивал воду. И один раз так застрял между прутьев, что сломал себе пальчик... И потом несколько дней хромал. Когда же У-у наконец открывал ему дверцу, то Лала выскакивал, бросался к своей "матери" и бегал по нему кругами, как по дереву, из стороны в сторону, сверху вниз, снизу вверх и при этом царапал У-у своими маленькими, но острейшими коготками, отчего У-у теперь ходил вечно поцарапанный, а все его рубашки и брюки вскоре стали похожими на решето - они были "просверлены" сотнями маленьких отверстий. Бороться с подобным выражением бурной радости зверька было бесполезно, поэтому, прежде чем открыть клетку, У-у надевал на себя пару свитеров и еще парусиновую робу сверху, и лишь тогда когти Лалы становились ему безопасными.

 Лала носился по всей квартире, где только хотел. Запросто лазил по стенам, цепляясь за обои, и был похожим на огромного рыжего таракана. Энергии в нем было запасено немерено! Чтобы хоть как-то утихомирить любимца, У-у вскоре приспособил для него специальные игрушки. Сделал большое беличье колесо, внутри которого Лала гонял на одном месте. Потом купили для него пластмассовый шар, проделали в нем дыру, Лала забирался вовнутрь шара и так гонял в нем уже по всей квартире, пугая кошек. Те были сонями и тихонями и теперь только диву давались, поражаясь тому, какого неуемного "моторчика" они вырастили. Лала обожал запрыгнуть на шкаф или на люстру, затаиться, а потом прыгнуть сверху на ничего не подозревающих своих бывших "воспитательниц". Те в ответ буквально хватались за сердце и жалобно мяукали, предупреждая, что у них от таких забав может случиться инфаркт!.. Но Лале на это было глубоко наплевать. Носясь по комнате, он постоянно перевертывал кошачьи миски, регулярно по несколько раз в день купался в их плошке с водой. Пришлось ради такого случая принести домой специально для Лалы ящик с песком, поставить рядом ведёрко, наливать туда теплую воду, и бельчонок купался по очереди то в песке, то в воде. И, конечно, мусору и грязи от него было много. Но мать У-у это покорно терпела и даже не ворчала. Тем более что отныне никакого выхода из такой ситуации просто не существовало - расстаться со своим Лалой они оба теперь уже не могли. Впрочем они дожидались весны - в надежде, что после схода снега бельчонок потребует простора и добровольно присоединится к своим диким сородичам, начнет жить в лесу.

 Зато набегавшись за день, в 8 вечера Лала наконец "угасал" и засыпал на коленях У-у мертвецким сном. И в этот момент с ним наконец-то можно было делать всё, что угодно. И лишь тогда У-у брал маникюрные щипчики и подстригал Лале его коготки. И на следующий день бельчонок пытался опять влезть по обоям до потолка, но это у него не получалось, он беспрестанно всё прыгал и прыгал вверх, но все равно скользил вниз и в недоумении смотрел на стену и не мог ничего понять...

 Ел Лала очень мало, но всю принесенную ему еду тут же рассовывал по тайникам - в углах шкафа, в карманах висящих там пальто и плащей, зарывал в цветочные горшки. А уже на следующий день он проводил инвентаризацию своих запасов и проверял наличие еды там, где он ее накануне тщательно спрятал. И для этого он опять лазил по шкафам, карманам и сумкам, вновь разрывал землю в горшках, брал найденные орешки в рот, прибегал к ведерку с водой, полоскал их там, очищая от земли, и зарывал в земле вновь. В общем забот у Лалы был полон рот и никаким бездельником он не был. Наоборот, трудился честно и беззаветно! При этом он объел все цветы в доме, так что от них пришлось отказаться совсем.

 Поначалу он просыпался очень рано, где-то в пять утра. Регулярно. И настойчиво теребил У-у, требуя, чтобы он проснулся тоже. Это У-у не нравилось, он отталкивал Лалу. И тот вскоре понял, ЧТО от него требуется, и перестал будить хозяина в такую рань и терпеливо сидел у того на одеяле, дожидаясь, пока в 7 или 8 утра У-у наконец не откроет глаза. Тогда бельчонок начинал хозяина кормить. И для этого немедленно доставал из своих запасов орехи, быстро-быстро, буквально двумя-тремя движениями зубов очищал их от скорлупы и совал их ему в рот. И возмущался, если хозяин ему не подчинялся и снова громко верещал и требовал! Делать нечего, У-у покорно ел и радовался тому, что белки едят именно грибы и орехи, а не червей или личинки мух, иначе Лала регулярно кормил бы его именно этой дрянью! И в то же время он был благодарен Лале за его заботу о себе, потому что Муська с Маруськой за всю их жизнь ни разу не поделились с ним ни единым куском. А всё только требовали, чтобы хозяева задарма кормили их! А они в ответ не давали хозяевам ровным счетом ничего.

 Оказывается, белки - умнейшие животные и входят в десятку самых интеллектуальных существ наравне с дельфинами, слонами, воронами и прочими. По своему умственному развитию они далеко превосходят собак. Белку легко можно приучить к определенному порядку. Например Лала поначалу раскидывал свой помет, где только хотел. Но вскоре У-у положил ему в клетку бумажную салфетку и настойчиво несколько раз показал ему, где ЭТО нужно делать. Лала прекрасно понял, где отныне находится его туалет, и с тех пор "ходил" только туда. Так что У-у оставалось лишь несколько раз в день менять использованную салфетку на свежую.

 Когда наконец наступила весна, У-у принес Лалу в тот самый лес, где он его и нашел, и поставил его на пробившуюся траву. Зверек обрадовался простору несказанно! И юлой понесся вокруг У-у, нарезая большие круги. Но первый же крик вороны на дереве привел его в неописуемый ужас! Он вскочил на плечо У-у и больше с него в этот день уже не слезал. Закрепившаяся в его бессознательной детской памяти связь смертельной опасности с вороньим криком оказалась такой прочной, что отныне и думать было нечего, что Лала вернется жить в лес. Он стал целиком и полностью домашним животным. И это было даже хорошо!

 И тем не менее порой всплески звериной сущности все-таки происходили в Лале, и тогда он показывал себя вовсе не домашним животным. Так, однажды У-у взял Лалино колесо, в котором тот обожал бегать по кругу на одном месте, и решил его помыть. Но, по мнению Лалы, делал это слишком долго. И тогда он подскочил к хозяину и до крови цапнул его за палец своими желтенькими резцами, острыми, как бритва. Тем самым он показал, что, как в лесу, готов защищать свою территорию до последнего, невзирая ни на какие лица и звания! "Что моё - то моё, не тронь ни в коем случае! А то тебе будет худо!"- как бы молча сообщил он хозяину.

 Однако кормление Лалы орехами и грибами легло дополнительным бременем на плечи матери У-у. Грибы - это еще туда-сюда. Ими можно было заранее запастись или в крайнем случае купить, в деревне их на зиму сушили  многие. А вот с орехами была сущая беда. Стоили они дорого. А У-у не работал, потому что ему ни в чем не доверяли и никуда его не брали: мол, дурачок, ну что с такого возьмешь... в хозяйстве такой ни в чем непригоден. И тут У-у снова улыбнулась госпожа удача! Музей Властова находился в двух шагах от церкви. У-у раньше никогда не обращал на нее ни малейшего внимания и всегда проходил мимо, словно той и вовсе рядом не было. Он просто не понимал смысла ее существования. И не пытался вникнуть. Но однажды, когда он в очередной раз смотрел через музейное окно на потрет своего прадеда, он вдруг заметил толпу старушек, выходящих из церкви после окончания вечерней службы. У-у терпеть не мог старух за то, что те обожали кошек, постоянно кормили их на лестнице и тем самым способствовали загаживанию подъезда. Старухи в ответ люто ненавидели У-у и его Лалу и то и дело махали им вслед кулаками и слали в спину самые страшные проклятия! Так что и те и другие пытались друг с другом на своем пути не пересекаться и друг друга не замечать. Именно поэтому У-у так наплевательски относился и к церкви - в его понимании к этому черному и страшному обиталищу глупых черных безумных старух. Но теперь его борьба с кошками успешно прекратилась, старухи тоже кое-как вроде бы успокоились, и У-у перестал относиться к церкви как к старушачьему пристанищу. И тогда он впервые в жизни вошел вовнутрь церкви. И поразился! Оказалось, что там было чище и гораздо красивее, чем в городском подъезде! Раскрыв рот, У-у долго рассматривал расписной купол и потолок. Его восхитило обилие золота и голубое небо, с которого на него смотрел такой добрый и бородатый седовласый Бог! И с той поры У-у начал ходить в церковь уже регулярно.
 Священник заметил его набожность и тщательную бесприкословную исполнительность и вскоре предложил ему работу дворника, а потом еще и церковного сторожа. Так У-у начал работать и регулярно зарабатывать деньги - и очень хорошие деньги для своей нищей деревни.
 Более того, когда было нужно, то У-у заменял еще и иподьякона - мальчика, зажигавшего в алтаре для священника кадило, согревавшего "тепло" для причастия. Он теперь поддерживал плат возле подбородков тех, кто со лжицы в руках настоятеля вкушал тело и кровь господня. Выучил наизусть все молитвы и тихо напевал их, подвывая старушачьему хору на клиросе. В общем он стал для церкви абсолютно своим человеком и, не будь он глухонемым, наверняка вскоре и сам бы принял сан дьякона или священника. И всё в его жизни складывалось теперь более чем удачно - он был сыт, одет, при деньгах и мог так жить и служить Богу до старости, вплоть до самой своей смерти. Если бы не одно "но" - для всех в деревне он так и оставался слабоумным. А дурачкам в православной церкви не место! Точнее сказать, там чтят блаженных. Но блаженные - это почти что святые люди. Прорицатели! Отрекшиеся от всего мирского. Фактически монахи - только не постриженные, не прошедшие для этого через особое ритуальное таинство. А что святого было в "дурачке" У-у? Ничего... И поэтому с его присутствием в церкви многие жители Прижирафки смириться никак не могли. И только дожидались подходящего случая, чтобы с ним расквитаться за все грехи, которые У-у сотворил ранее...

 Идя на работу в церковь, У-у никогда не оставлял Лалу дома и брал его с собой. По-прежнему совал его запазуху, но там зверек не мог сидеть долгое время смирно и то и дело то высовывал наружу голову, а то и вовсе выскакивал на волю и начинал скакать по церкви. Разумеется, это никак не нравилось прихожанам и те вполне справедливо пожаловались на то, что недопустимо наличие в церкви животного, и уж тем более грызуна. Священник был человеком добрым, умел находить компромиссы и разрешил для У-у некоторое послабление: он позволил ему принести в церковь клетку Лалы и спрятать ее в дальнем углу за перегородкой, где ее никто не мог видеть. Во время службы У-у отправлял Лалу в эту его "обитель", накрывал клетку платком, и Лала тихо и покорно сидел там столько времени, сколько было нужно. Когда прихожанки укорили батюшку в том, что он отступает от канона и все-таки разрешает присутствие в церкви "нечистого" грызуна, то в ответ батюшка только смиренно потупил долу очи и жалостливо произнес:
 - Да... полностью согласен с вами - грешу... Ой как грешу... Но ведь не ради же собственной корысти, а во имя убогонького и без того жизнью ой как наказанного... И ежедневно отмаливаю этот свой грех дополнительной молитвой на коленях... Так будьте же и вы милостивы к несчастному... не усугубляйте его страданий - очень прошу вас!
 Тут уж старушки ничего не могли возразить и только показушно крестились перед батюшкой, но за его спиной все равно неустанно перемывали ему все косточки - как это и заведено у зловредных и слишком уж благочестивых старух!..

 Так прошло более года. И однажды церковь взбудоражила новость - к ним едет епископ, чтобы провести архиерейскую службу. Ради такого торжественного случая церковь тщательно отмыли внутри. Надраили все большие подсвечники и кадила. У-у неоднократно накануне приезда архиерея подмел территорию вокруг. И даже согласился с тем, что на время нахождения в церкви владыки ему придется вынести клетку Лалы из закутка наружу - в клетушку под уличной лестницей, где он хранил свои метлы и лопаты с ведрами.

 И вот наконец владыка приехал! На роскошной черной и очень дорогой иномарке. В сопровождении целой свиты из четырех иномарок поменьше и подешевле. С огромным трудом еще не старый, но уже совсем дряхлый владыка выгрузил свое толстенное тело из автомобиля и, запыхаясь, кое-как поднялся по невысокой лестнице и прошел внутрь церкви. Под обе ручки его крайне бережно, как великую драгоценность, поддерживали священники, прибывшие с ним. Православный народ толпился на улице, впервые в жизни видя столь чуднУю картину - словно ожил и к ним вернулся барин из прошлого века!
 Пока шла долгая архиерейская служба, У-у стоял на паперти и не смел зайти внутрь, помня о запрещении находиться в пределах стен храма с животным. Лала привычно грелся у него запазухой - он не оставлял без внимания своего воспитанника ни на секунду. Двери церкви были открыты, и У-у мог видеть всю службу. Ради бельчонка У-у даже нарушил канон и не исповедался перед причастием, хотя накануне очень трепетно постился. Но когда наступил момент вкушения просвирок с кагором из рук владыки, то У-у все-таки не удержался, сбегал в свою каморку под лестницей, закрыл Лалу в клетке, запер каморку на огромный навесной замок и зашел в церковь, чтобы - хоть и без исповеди - но все-таки принять причастное вкушение из благодатных рук священника столь высокого сана.

 У-у отсутствовал всего одну-две минуты. Не более. Но и этого оказалось достаточно, чтобы враги его отомстили несчастному. У-у мгновенно почувствовал беду! Со всех ног прямо от владыки он, расталкивая плотную толпу, бросился назад, выбежал на улицу и увидел, что замок в его каморку уже открыт! Он вбежал в каморку - клетка была распахнута и пуста! В углу каморки лежало мертвое тельце Лалы с окровавленной головой...
 Было видно, что враги схватили бельчонка за хвост и с силой ударили его головой о кирпичный угол. Его смерть была мгновенной...
 И это сделали не враги, а именно ДРУЗЬЯ  У-у и Лалы. Потому что врагам бельчонок не поддался бы - беспощадно искусал бы их своими острейшими резцами! беспощадно расцарапал бы острыми коготками!  А тут он не заподозрил опасности... Добровольно пошел к людям в руки... доверился им...

 У-у не поверил своим глазам! Он позвал друга:
 - Лала... Лала...
 Но тот, конечно же, не откликался...
 У-у пал на колени и погладил Лалу - на руках у него осталась кровь... Всё еще не веря, У-у поднял Лалу обеими руками и поцеловал его. Лала не откликался, хотя в другом случае радостно бы запрыгал вокруг своего хозяина...
 - Лала! Лала-а-а!!!- отчаянно завыл У-у.- Ла-ла-а! Ла-ла-а! - но по-прежнему только молчание было ему ответом...
 Он с бельчонком в руках так и вбежал в церковь и завопил уже там что было сил:
 - Ла-ла-а! Ла-ла-а!
 Все люди тут же забыли об архиерейской службе и оглянулись на него. Сам архиерей запнулся и не понимал - что случилось. А У-у бросился к нему и стал показывать ему мертвого друга и только неустанно кричал:
 - Ла-ла-а!.. Ла-ла-а!..
 Увидев окровавленное тельце на руках У-у, все люди в церкви ахнули! А У-у всё продолжал и продолжал показывать белку архиерею и повторять ему:
 - Ла-ла-а! Ла-ла-а!- словно умолял того оживить своего друга.
 Служба была сорвана... Владыка возмущенно повернулся к людям спиной и скрылся в алтаре! И не до службы было уже всем людям... Торжественность момента была напрочь убита картиной мертвого бельчонка на руках обезумевшего парня! А он все только не переставал кричать на всё здание:
 - Ла-ла-а! Ла-ла-а!- показывал всем своего недвижного ребенка и безутешно рыдал в голос...
 Многие плакали вслед за ним...

 Прошло несколько дней... Лалу нужно было хоронить... Мать гладила сына по голове и уговаривала его:
 - Сынок... Ну что ж теперь поделаешь... Нужно его похоронить... Так требует обряд... По-человечески... По-христиански... Мы похороним его на кладбище... как человека... Ну, понесли... Ну нельзя же вот так вот... Нельзя... Ну понесли его, а?.. На кладбище...
 А У-у всё не отходил от маленькой картонной коробки, в которой лежал его верный и славный Лала, и только продолжал молча, уже без слез,  качаться взад вперед, как маятник... Тогда мать сама взяла коробку с Лалой и показала сыну, чтобы тот следовал за ней. У-у покорно подчинился. Все встречные люди уже знали, в чем дело, останавливались, скорбно смотрели на эту маленькую процессию из двух человек с картонным гробиком в руках... Некоторые тяжело вздыхали и крестились... вытирали глаза...

 Путь к кладбищу проходил мимо церкви. Там У-у вдруг остановился, взял коробку с Лалой из рук матери и решительно вошел в церковь. Там увидел священника и показал ему Лалу...
 - Да... да... вижу...- только и произнес тот в ответ.- Спаси Господи его душу...- и перекрестил У-у.
 Но У-у не успокаивался и начал что-то требовать от священника. Тот его не понимал. Тогда У-у взял карандаш и начал что-то писать. Священник не понимал его каракули. Подошедшая мать сумела прочитать. И сама же ахнула! Воскликнула, обращаясь к сыну:
 - Нет! Нельзя! Это страшный грех! Это же не человек. Замолчи!- приказала она ему.
 - У-у-у! У-у-у!- требовал У-у.- У-у-у! У-у-у!- оттолкнул мать и схватил священника за грудки.- У-у-у! У-у-у!
 - Чего он хочет?- спросил мать не на шутку напугавшийся священник.
 - Он просит, чтобы вы, батюшка, его это... самое... ну... отпели...
 - О Господи!- опешил тот.
 - У-у-у! У-у-у!- продолжал уже злобно трясти его У-у.
 - Ну хорошо, хорошо,- миролюбиво согласился священник, видя, что дело действительно плохо...- Раз так просишь, ну, так и быть - исполню. Хотя, конечно, и беру страшный грех на свою душу... Исполню...куда ж тут деваться-то... Ты ж не чужой церкви человек... Что ж не снизойти до просьбы блаженного... Только вы никому об этом не говорите, ладно?
 - У-у-у! У-у-у!- закивал головой У-у, а вслед за ним и его мать.
  Батюшка запер наружные двери церкви, чтобы никто в эти минуты в нее не зашел и не стал свидетелем невиданного святотатства! Сначала он множество раз перекрестился и низко-низко поклонился перед иконостасом. Тяжело вздохнул:
 - Ох, Господи!.. Прости меня, грешного... Нет у меня другого выхода... Иначе меня прямо тут самогО убьют... Приму ни за что смерть от твари неразумной...- потом он повернулся к У-у и сказал ему,- Не ради мертвого зверя совершаю это, а ради лишь тебя, живого ЧЕЛОВЕКА!
 И честно исполнил чин отпевания целиком и строго по канону. Без сокращений.

 И только после этого У-у наконец согласился отнести Лалу на кладбище и похоронить его там невдалеке от бывших людей...

  Долго еще стоял на коленях У-у над могилой вскормленного и выхоженного им "сыночка" и беззвучно плакал... А мать только гладила его по голове и плакала вместе с ним... Их горе было огромно и непреходяще...

 Но это было еще не всё.  На следующее утро, еще затемно, У-у снова почувствовал что-то неладное и бросился на кладбище. И его предчувствие вновь не обмануло его: могила Лалы была кем-то из злых людей разрыта, коробка-гробик валялась пустой, тела Лалы нигде рядом не было! Вполне вероятно, что его уже унесли собаки и разорвали на части. Несколько раз У-у обегал кладбище, вглядываясь вокруг, и даже звал бельчонка, словно тот мог на призыв откликнуться:
 - Лала! Ла-а-ла-а!- пока все-таки не нашел тела "сыночка" - оно валялось за кладбищенской оградой в густой траве, но, слава богу, никем еще не обезображенное...
 И вот тут-то с У-у совершилось то, что с ним ни в коем случае не должно было случиться - в нем проснулся ЗВЕРЬ! Который теперь ненавидел всех односельчан! Людей! И в этом были виноваты сами же люди - потому что своей злобой и мстительностью довели его до такого состояния...

 У-у вторично похоронил своего Лалу теперь уже  в лесу, где когда-то его и нашел - таким беспомощным и едва живым... Похоронил тайно ото всех - чтобы теперь уже никто не мог выследить, где находится его могила и надругаться над умершим. Потом тщательно сравнял малюсенькую могилку с землей, чтобы она не выделялась на общем фоне. И опять омыл ее горькими слезами, которые текли из глаз его не переставая. А потом пришел в свою церковную каморку, взял канистру с бензином, облил деревянную церковь всю по периметру и безжалостно поджег ее. И она сгорела! Почти мгновенно. Буквально в какие-то 20 минут! И пока народ сбегался поглазеть на столь редкостное чудо, У-у поджег в деревне еще пять домов, где, как он считал, жили его враги, которые и убили его несчастного любимого Лалу...

 После этого У-у забрали в психбольницу и, кажется, признали невменяемым. Впрочем его дальнейшая судьба мне уже неизвестна...
             =======================================================


P.S. Эта история с церковью в Прижирафке стала мне известна совершенно случайно. Дело в том, что в начале 2016 года правящая на тот момент партия Единая Россия решила расширить свои ряды за счет включения  в свой состав тех, кто ей сочувствует, но в ее ряды вступать никак не спешит. И с этой целью провела чисто по американскому образцу ПРАЙМЕРИЗ - внутрипартийную дискуссию-выборы. Суть этой дискуссии заключалась в том, что вскоре должны были состояться выборы в Государственную Думу. Все предыдущие годы высокие партийные бонзы, состоящие в этой партии, на строго закрытых внутрипартийных собраниях выдвигали из числа наиболее проверенных лиц кандидатов в депутаты. Как правило, никакой поддержки эти кандидаты в народе никогда не имели, и партия по этой причине якобы из народной уже давно выродилась в бюрократическую и олигархическую. И тогда с целью придания партии более приглядного вида высшее кремлевское руководство разрешило всем желающим выдвинуть самих себя в качестве кандидатов в депутаты ОТ ИМЕНИ партии Единая Россия. Выдвигаться разрешалось абсолютно всем! Для самовыдвижения не было абсолютно никаких ограничений. Кроме одного - нужно было только предоставить в областной штаб партии справку о том, что самовыдвиженец никогда не имел судимости, поскольку избирать в Госдуму того, кто был хоть однажды судим, запрещено законом. Я никогда не был членом Единой России и вступать в нее не собирался, поскольку отношу себя скорее к оппозиционерам и поддерживаю последние десятилетия КПРФ, но поучаствовать в предстоящем шоу мне как писателю было занятно да и вообще полезно. Оно предвещало нечто остросюжетное для моих новых впечатлений. И мое предчувствие, как всегда, не обмануло меня. Я оказался прав! Среди членов праймериз оказались те, кого до этого я мог видеть только очень и очень издалека, в каких-нибудь официозных репортажных отчетах об очередных мероприятиях уровня государственной важности! Ранее эти высокие лица были для меня просто недосягаемы! Теперь же они сидели рядом со мной за одним столом и клялись перед журналистами в своей неподкупной честности! В верности народу, партии и лично Путину! Среди таких "неподкупных" оказалась и заместитель Председателя Областного Законодательного собрания (местного областного парламента) Алсу Балакишиева. Она была бывшей торговкой, но потом закончила аж два университета, получила дипломы экономический и юридический, заимела нужные связи в местной мэрии, ее выдвинули в депутаты городской думы, потом продвигали всё выше и выше. И последние 20 лет она была исключительно депутатом и заведовала в парламенте отделом по финансам. Авторитет ее был настолько непререкаем, что эта Балакишиева должна была вскорости стать депутатом Госдумы обязательно и всенепременно! Таково было решение местного областного руководства партии. А то, что предстоящие праймериз  и выборы после них в Госдуму - это всего лишь игра в демократию и очередная показуха для лоха-народа, я понял чуть позднее и на собственном опыте.

 На заседаниях областного парламента Балакишиева всегда сидела исключительно в президиуме и вела там себя крайне нагло. Так, она считала коммунистов чрезвычайно опасной и не нужной в парламенте партией и затыкала им рот при любой возможности. Когда однажды один из коммунистов не подчинился ей и все-таки вышел на трибуну и попытался высказать мнение относительно очередной несправедливости, которую вытворяют члены Единой России по отношению к своему народу, то Балакишиева из президиума позвонила в кабину звукорежиссера и приказала тому отключить микрофон коммунисту и врубить на всю мощь коммунистическую старую песню:
"И вновь продолжается бой!
 И сердцу тревожно в груди!
 И Ленин такой молодой!
 И юный октябрь впереди!!!"
 Коммунист на трибуне от такой наглости опешил... смутился... он просто не знал, как ему на такое вопиющее поведение руководства парламента реагировать... А Балакишиева от радости и сама запела и задорно задирижировала в такт песне, требуя, чтобы вслед за ней пел и весь зал, целиком и полностью состоящий из единоросов. А затем она еще и захохотала! Да так показушно, широко раскрывая рот, что даже упала со стула - напомню, что она сидела в президиуме. На высоком возвышении, как на сцене. У всего зала и кучи журналистов на виду. И это ее ни капельки не смущало. Правда потом она начала оправдываться и объяснять журналистам, что дескать покатилась на пол не от смеха, а всего лишь искала выпавший из ее рук карандаш.
 В общем как была Балакишиева наглой и хамловатой во всем базарной торговкой, таковой она и осталась. Слева от нее сидел губернатор нашей области, который тоже присутствовал на этом заседании. И он тоже от души смеялся, в открытую издеваясь над ненавистными ему коммунистами!  Потом эти кадры попали в интернет и народ смеялся уже над ненаказуемой никем пошлостью, которую позволяют себе вытворять в области члены правящей партии Единая Россия...

 И вот теперь я стал на этих показушных праймериз как бы коллегой этой самой Алсу Балакишиевой... Ситуация, конечно, пренеприятная. Но тут я хотя бы смог разглядеть Алсу пристально и подробно: она была маленькой, неприглядно толстой, как свинья, с короткими руками и ногами. И ее лицо тоже очень напоминало свиное, голова без шеи, огромный рот... Ей было 60 лет, но она отчаянно молодилась, одевалась более чем вычурно и сотворяла на своей голове такую прическу из множества переплетенных мельчайших косичек желтого цвета, что становилось за нее стыдно! Так откровенно сексуально могут вести себя, ну, 30-летние. Но никак не пенсионерки! Тем более Балакишиева была татарка, следовательно, темноволосая по природе. Ее нестерпимо ярко-соломенный нынешний цвет - это результат того, что она тщательно и упорно вытравила чернь своих волос "стрептоцидом". Естественно только ради нового замужества - ведь она неоднократно игриво публично заявляла, что разведена... В общем сущность руководящих членов местного отделения Единой России мне стало ясна с первой же минутой общения с ними. И эта Балакишиева вскорости на состоявшихся в рамках праймериз голосовании действительно набрала наибольшее количество голосов из всех в этом самом праймериз участвовавших лиц. И ее уже включили в число тех, кто вскоре будет обязательно избран в Госдуму и на несколько лет уедет заседать в Москву в огромном здании на Тверской. Но тут случилось то, что я описал в своем рассказе выше. Парень сжег церковь... И не где-нибудь, а в знаменитом на всю область и даже страну селе...

 Явно играя накануне выборов в красивое и показушное благородство, для восстановления погубленной церкви местное областное отделение партии Единая Россия решило тайно ото всех и в первую очередь от прокуратуры обложить местных предпринимателей коррупционным, абсолютно незаконным налогом. Поборами. Они, эти поборы, никак и нигде не документировались. Всё строилось исключительно на доверии. Вот их-то, эти самые поборы,  как раз и собирала бывшая торговка Алсу Балакишиева. Она исправно брала у бизнесменов деньги, но считала себя неподвластной никаким нравственным законам и обнаглела окончательно! И поэтому 5 миллионов прошедших через нее рублей положила себе в карман. При этом официальная зарплата Балакишиевой была преогромная - 500 тыс. рублей в месяц. Тогда как средняя зарплата у токаря или фрезеровщика на заводе в областном центре была где-то 15 тыс. рублей в месяц, а у учителей или врачей и того меньше: 8-10 тыс. рублей за одну ставку. На три своих месячных зарплаты Балакишиева могла купить в областном центре трехкомнатную квартиру. А за 5 миллионов рублей вполне могла построить уже и особняк. Балакишиева была татаркой, поэтому не боялась воровать деньги, шедшие на восстановление православной церкви. Если бы речь шла о восстановлении мечети, тогда совсем другое дело: татары в таких вопросах очень щепетильтны и набожны. А если церковь русская, то, думала Алсу, можно и хапнуть. В конце концов ФСБ, не доверяя полиции, установила за ней собственную слежку и она таки попалась! О том, что она взяла помеченные деньги у себя прямо в кабинете в здании парламента, была сделана уличающая видеосъемка. Более того, часть этих денег нашли у нее и в сумочке, и дома. Этими же купюрами она расплачивалась за дорогущий обед в ресторане. И уже купила билет на самолет, чтобы слетать юг, отдохнуть там недельку, заплатив в кассе всё теми же мечеными купюрами. Но на этот раз ей обрыбилось! И тем не менее долгое время Балакишиева всё отрицала. Нагло заявляла, что ее оклеветали! Подставили враги! Балакишиевой грозило несколько лет тюрьмы, но суд вдруг сделал ей совершенно не оправданное с точки зрения закона снисхождение и не дал никакого реального срока, а повелел всего лишь выплатить в пользу государства в виде штрафа очень маленькую сумму. Тогда с протестом вмешалась уже прокуратура и запросила суд назначить Балакишиевой заключение сроком на 10 лет и штраф 15 миллионов рублей! И, хотя реальный срок Алсу так и не присудили, но при повторном слушании дела в суде второй инстанции ей все-таки был назначен штраф величиной в 5 миллионов - равный той сумме, которую Балакишиева взяла у предпринимателя в виде взятки за свои якобы депутатские услуги. При вынесении этого окончательного приговора Алсу прямо в зале суда громко разрыдалась от счастья! Все-таки ей удалось избегнуть тюрьмы. Почему-то...

 А рассказ про пожар в Прижирафке из рядового события журналисты благодаря своим многочисленным комментариям о суде над Балакишиевой раздули до величин очень значительных!

 Вот так благодаря именно праймериз, журналистам и лично Балакишиевой я и узнал про У-у и Лалу. Если бы не эта самая Балакишиева, я бы никогда не заинтересовался данной на первый взгляд совершенно банальной деревенской историей про местного "дурачка" - ну мало ли по стране горит всяких церквей. Только у нас в области их сгорает от трех до семи штук за год. А так теперь все, кто прочитал мой рассказ, хотя бы еще раз узнали про то, ЧТО творится в наших богом забытых деревнях.
 В общем, не было бы счастья, да несчастье помогло...


 
Tags: sergey voronin
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment