golovac wrote in otrageniya

Мечта идиота.

На дворе стоял прекрасный летний день. Солнечный! Причем этот день длился уже четвертый месяц без перерыва. На Севере так бывает — сначала полярная ночь, а потом полярный день. Не всегда солнечный, в отличие от нынешнего, и никогда- теплый. Что есть, тому и рады. После сытного завтрака из манной каши и соленого омуля (не надо махать руками — отдельно каша, отдельно рыба, ее просто всегда мечут на стол- не выбрасывать же) быстренько макнулись со спортивным плотником Сережей в практически пресные воды Карского моря и пошли трудиться. Мне досталась кисточка и розовая краска. Глаз, очнувшийся от белесой нескончаемости зимы требовал здоровых эмоций, может быть даже изящных линий Барби. За неимением таких излишеств мне предложили зарозоветь мачту ветряка, торчащую на краю «пешеходной зоны». Дальше начинался бурелом из гранитных глыб, откуда по временам выходило на свет божий всякое арктическое зверье. Никогда не думал, что увижу такое разнообразие прямо под носом. О белых мишках и говорить не буду, они ожидаемы. Песцам тоже не удивился бы, кабы не нарвался раз на бешеного.  Парень выскочил прямо на мостки-тротуар и пытался нас с приятелем съесть. Кидался, рычал, кусал за унты и штаны. Атака шла за атакой! Пришлось достать ракетницу и шмальнуть в мерзавца- нам еще бешенства не хватало! Приятель оказался снайпером, не глядя попал в пасть животине. Не люблю даже вспоминать, выгоревшие изнутри песцы довольно мерзкое зрелище. Зато старшему механику достался матерый волчище. Какого он забрел на наш островок? Олений здесь отрадясь не водилось, мы на охоту за ними летали за сотню километров. Заблудился паренек. Ему повезло, Игнатьич был добрейшей души человек. Минут 15 они зырили друг на друга, причем волчара устроился перед входом в дизельную, а Дед (так зовут на морском сленге стармехов) балансировал на вершине сугроба и больше всего боялся съехать к серому валенками вперед. Конечно, если бы этот старый пердун не оставил в доме фальшфейер и ракетницу, то и изображать Запашного, а скорее Куклачева, ему бы не пришлось. А так он увещевал хищника:«Уходи, мил человек, щас злые люди придут, на шапки тебя порвут!» Прямо сразу школу вспомнил- Я щас брата позову, старшего! Жрать то в Игнатьиче особо нечего, дольше с ватником провозишься, волк зубом цикнул и свинтил. А под окном у меня жил горностай. Гнездом ему служил обрезок 50-миллиметровой трубы, который я поленился поднять как-то летом. К зиме он ее обжил и развлекал меня бесконечным шнырянием туда-сюда. Вроде бы еще задница не вылезла наружу, а он уже засовывает в трубу морду. Этим зоопарк не ограничивался, но вернемся к розовой кисточке.

 Стою мажу, вверх-вниз, ватник нараспашку- лето, однако! Вдруг с ехидной рожей выплывает радист Шурик. Радисты люди особенные, а Шурик Почекаев был просто легендой Западного сектора Арктики. Но он достоин отдельного опуса, позже. Значит гребет ко мне ходячий эпос и явно гадость несет в бумажке. Опс! Извольте, сударь, собрать нехитрые пожитки и следуйте ближайшей лошадью в море Лаптевых. Там вам, друг любезный, в компании таких же мудаков и лишенцев надоть на необитаемом острове станцию заложить. Типа, оттель вы будете начальство матюкать, а манную кашу с омулем найдется кому откушать в комфортных условиях. Йо! Ё-ё-ё! А как же мои премии и переработки? Где баня и телевизор? Они поэтому и тянули с радиограммой, чтобы не было вариантов отмазаться. Лошадь, которая параход-снабженец, уже нарисовалась на горизонте. Если не можешь изменить обстоятельства, то меняй свое отношение к ним. Угу, люблю умные мысли. Сел, вспомнил, что с детства любил географию, детей капитана Гранта вспомнил, маму начальника тоже вспомнил и пошел паковаться. Что прекрасно в Арктике, так это тара под личные вещи. Берешь наматрасник, суешь туда все чохом, завязываешь узел сверху —  поехали! И поехали. Гоп компания была собрана с бору по сосенке. Проблема виделась только в начальнике, который был известен как редкостный пиздабол и пьяница, но всегда жестко проводил линию партии и правительства, этакий Папанин местного разлива, сильно бэушный, но неустрашимый. 

Долго ли, коротко ли (неделю) пригребли мы в море Лаптевых, нашли в его волнах плоскую лепешку тундры под названием остров святого Андрея и начали его осеменять. Четверо суток, день и ночь шла выгрузка на берег. Вагончики для жилья и складов, специальные будки (вроде автомобильных прицепов) для дизельной, бочки, бочки, бочки- больше тысячи бочек с разным говнищем. И контейнеры-контейнеры-контейнеры — в них все, что нужно для жизни и работы в полностью автономном режиме минимум два года. А еще трактор и пена (Такой лист толстого железа размером 2,5х 6 метров с привареными ушами, куда цепляется трос. Потом трактор тянет эту хрень, а на ней гора ящиков). Береговая полоса заставлена на полтора километра, т.к. в тундру сразу не затащить, техника вязнет, морячки спешат домой, а нам все равно зимовать- вот и перетаскаем. На выгрузке работали парами 12 часов на берегу, 12 часов на судне. Всего нас было шестеро, но начальник и Дед в игрищах на берегу не участвовали, берегли силы. Конечно, основную тягловую и грязную работу выполняла команда отщепенцев с парохода. Почему я их так неласково? Нормальные мореманы ходили в загранку, где огребали немереные деньжища в валюте. Например, второй (грузовой) помощник капитана во время загранрейса получал 1 рубль в сутки. Рубль был не простой, а валютный. Можно было взять долларами и в порту купить мохер, зонтики и жвачки, а потом в Архангельске или Мурманске перепродать. Навар 10 к 1, но количество товара регулировалось таможней. Вторым вариантом было получение «боннов» на Родине. Т.е. вместо неиспользованной валюты выдавали бумажки со словами «рубли» или «копейки», на которые можно было купить нечто в спецмагазинах под названием «Альбатрос». А можно было просто перепродать «бонны» скупщикам по тому же курсу. Это каралось, но так делали все. Так вот, не все были счастливцами, некоторые ловились на пьянке, мелкой контрабанде, неуважении начальства и правил уличного движения. Из таких крючкоподвешанных и формировались команды северного завоза. Этакие штрафники мирного времени. А выгрузка- единственная возможная халтура для них. Доллары на шару или бочки на прибойной полосе острова Андрея — почувствуйте разницу. Но работали на совесть, еще один прокол и прощай валюта.

В начале сентября нам помахали ручкой, пернули трубой и бросили на произвол судьбы. Судьба не заставила себя ждать. Буквально через несколько дней легкий морозец в минус десять приморил тундру. Она матерно улыбнулась и в эту щербатую пасть ушла вся вода. Единственным источником пития была лужа (ну очень большая!). А когда наша лепешка от мороза треснула, то вся вода и провалилась. Сбегали туда-сюда, но лужа была единственной и неповторимой. Пришлось почти две недели готовить на «Боржоми», благо его нам выделили в количестве 10 тонн. Залейся! Борщ на ём, чай из него же. Честно скажу, что зубы не чистили и не умывались. Противно? А мы и не замечали, все воняли в унисон, а спалось на ура- 16 часов работы на бодрящем морозце лучшее снотворное.

Потом к нам пришел медведь. нет, МЕДВЕДЬ. Уж больно здоровый. Причем встал у камбуза и пристально стал разглядывать, выбирал что ли? На пятерых нашли один фальшфейер — полторы минуты жизни. Нашел то я у себя кармане, но придуркам-сотоварищам, которые упорно бросали свои на прикроватных тумбочках, даже не сознался. Карабин в каюте начальника, который с первого дня высадки упорото пытается в одиночку засосать весь запас спирта, а потому не реагирует на вопли коллектива. За спиной теплая дизельная, но впятером там поместиться только на выдохе, а дверь из очень теплого картона. Постояли попялились и пошли по кормовым базам, мишка за моржами, те жили за углом, а мы жрать тушенку и пиз.. начальника. 

Дальше весь месяц мы играли в салочки, кто-кого прибьет, то ли мы все перетащим в тудру, подальше от берега, и тогда золотой ключик будет наш, то ли море Лаптевых схарчит дикое количества добра и вывезут нас вертолетом с «почетом» и светлым будущим. Не поверите, но все закончилось вполне благополучно. Все живы, почти здоровы, если не считать жалоб начальника на печень. Скоро выпал снег и мы отказались от минералки. А через три месяца прилетел оранжевый вертокрыл и, натужно подвывая и мелко потряхивая наши внутренности, за два дня довез нас до Земли Обетованной- родного острова Большой Медвежий. А Вы о какой земле подумали?

И вот в холодном дребезжащем чреве авиации пришла мне в голову светлая мысль- я так всю жизнь, с самого раннего детства мечтал о путешествиях, землях неведомых и странах заморских, что всевышний услышал меня!  Часто ли удается кому-то из нас открывать необитаемые острова?  Вот, Мечты сбываются! (Газпром, я первый придумал!) Даже если это мечты идиота!

promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded