Categories:

Арктика. Первые шаги.

Будет бессвязный рассказ из обрывков впечатлений. Набор абзацев.

1. Прилетел в Певек к месту работы из Москвы на большом самолете — ТУ-154.  Вместо аэропорта деревянный сарай, на фасаде которого кривовато прибита вывеска «ПЭЭКИН». Ни хрена себе, эк меня в Китайщину занесло!

2. Долго выспрашивал у старших товарищей, что привезти на станцию в качестве вступительного взноса. Единогласная рекомендация -«Сабонис». В то время так называли бутылку «Московской» водки емкостью 0,75 л за то, что на полке она была на голову выше обычных поллитровок. Пяток хмурых дядек в трениках медленно передвигались вокруг здоровенного бильярдного стола. Никакого интереса к выставленной бутылке. «Убери»- и кивок в сторону камбуза. Мне стало стыдно до жути! Как я мог унизить достойнейших советских полярников предложением поганого алкоголя? Позор мне! Люди ежедневно вершат трудовой подвиг в суровых условиях, разве могут они в рабочее время, на рабочем месте... Да ни в жисть! Это мне через неделю объяснили, что на станцию за несколько дней до моего появления завезли пять ящиков водки. Продукт следовало сохранить, а потом, в преддверии первомая, отправить вертолетом на две родственных станции. Не уберегли. Высосали все до капли! Теперь же после жуткого отходняка у этих спортсменов был период «выхаживания». Поэтому — медленно вокруг стола, самое страшное, если шар упадет (не наклониться, мутит), на улицу — ни-ни, наступит кислородное отравление. И тут я с «Сабонисом». Романтик!

3. Впечатленный таким приемом, я сходу облажался еще раз. Раз пить не будем, то надо соответствовать героям. Надел тренировочные штаны, взял в руки книгу и пошел к народу на знакомство. Сел в кресло, пытаюсь читать. Вижу краем глаза, что движуха прекратилась. Народ откровенно пялится на меня и что-то хочет спросить. Наконец, самый здоровый из них тихо так сформулировал: «Твоя фамилия Дизайнер?». Не понравился я им сразу. Оказалось, что с толстой монографией «Энциклопедия шахматных дебютов. Том 6. Новоиндийская защита» я не вписываюсь в привычный типаж покорителя Севера. Тем более, что книга была на чистом немецком языке. Если бы впоследствии у меня на станции появился такой чудик, я бы его еще не то спросил.

4. Поваренок, с которым я делил, каюту решил жениться. Молодой, здоровый, уже третий месяц при кухне и без бабы. Правильно все решил. В ближайшем поселке невесту нашел. Маленькое отступление. Станция была абсолютно не типичная. Обычно все наши станции на островах, там коэффициент к зарплате 2, а на материке 1,8. Кроме того, она была неприлично  доступна — километров 40 по дороге до Певека и километра 4 до поселка оленеводов. Там была найдена молодая бойкая хохлушка, и по этому поводу получены три отгульных дня. Станцию надо было кормить. Жертву даже не выбирали. Просто объяснили, что, как сосед, я не уследил за поваром, а потому место мое у плиты. Однобокость моего кулинарного образования вылезла сразу. Свинину полутушами я умел грузить, но как из нее получить мясо? Большим ножом я наделал в свиной заднице воронки. Извлеченные конусы были пущены на котлеты. С супом сам справился, открыл банки «Борщ домашний консервированный» и удобрил их картошкой, тоже из железных банок. Зато на десерт сбацал заварные пирожные, секретным компонентом которых был ванилин. Никто меня не предупредил, что ванильный сахар и эта горькая отрава, совсем разные вещи. Три дня были самыми отвратительными за все десять лет полярной жизни.

5. В поселке оленеводов жили хохлы из Запорожской области. Все такие поселки были заселены выходцами из украинских Зажопинсков. Стоило одному пристроится и через два-три года все население состояло из его земляков. Такое вот освоение Арктики. Чукчи тоже присутствовали, но изредка. Теоретически им принадлежали все квартиры на первых этажах домишек поселка (сплошь двухэтажных). На второй они заходить отказывались, категорически. Но и на первом жители тундры появлялись редко — кочевали с олешками в ярангах. Продукты им завозили «агитбригады» хохлов (это официальное название — в колхозе были агитбригады для обеспечения жизни оленеводов!). Заодно меняли оленину для себя на водку для них. Деньги чукчам не давали. Совсем, совсем. У них были сберкнижки. На книжках овер много денег, колхозы миллионеры, однако. Но если чукче надо купить расческу, то он шел к председателю (русскому), тот выписывал записку в магазин — выдать такому-то расческу в количестве 1 штука по цене 23 копейки (на всю жизнь запомнил эту записку!). В магазине чукча менял у хохлушки записку на расческу, а та позже обменивала чек и записку в сберкассе у другой хохлушки на безналичные деньги. Такая вот экономика.

6. Законный способ выпить водки у аборигенов был только в день выборов. На каждый талон полагалась бутылка огненной воды, под роспись в ведомости. Явка была сто процентов. Счастливые избиратели выбегали из клуба, падали в сани с упряжкой оленей и винтом выпивали заветную жидкость. Брык, и дальше умные животные везли семью на стойбище самостоятельно. 

7. Плохо на Чукотке без плавок, но меня никто не предупредил. Поэтому на трудовую вахту по откапыванию бочек пришлось выходить в трусах. Бочки нужны, чтобы из них достать бензин и дизтопливо. А сами сосуды спрятаны глубоко под снегом. Надо найти вешку едва торчащую над поверхностью, в этом месте лопатой выкопать яму глубиной пару метров (минимум), зацепит тросом найденное сокровище и вовремя свалить, т.к. трактор выдергивает бочку не обращая внимание на посторонних. А на улице жарит солнце! Снизу черные валенки, посередине белые трусы, сверху очки. Такая вот у меня спецодежда. При этом на улице минус, снег не тает, а я загораю почти до угольков. Нигде больше на Севере с таким не сталкивался, хотя плавки всегда возил.

8. Природа Чукотки неповторима. Вегетативный период всего 60 дней, но зато бурный. Как-то сразу после схода снега распустились леса. Несколько непривычные для нас- высота берез и сосен чуть выше щиколотки. На черничных кустах ягоды прошлогоднего урожая, и тут же свежие грибы зачастую выше деревьев. Со сторону припая на берег выходят белые мишки- прожорливые шипящие твари, не вызывающие никаких положительных эмоций у тех, кто знаком с ними близко. С сопок спускаются мишки бурые, тоже те еще «лапочки». Впервые увидел птичьи базары на прибрежных скалах. Тучи крылатых мечутся туда-сюда, вьют, кормят, таскают рыбешек. И вонища! Зато красиво.

 А вдалеке суетятся чукчи, хохлы и героические советские полярники. Арктика!

путешествие, арктика, командировка

promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.