id77 (id77) wrote in otrageniya,
id77
id77
otrageniya

Categories:

Сексуальные девиации как двигатель "Серебряного века". Часть 3

                                                                                                                                            Разлился соловей вдали,
                                                                                                                                            Порхают золотые птички!
                                                                                                                                            Ложись спиною вверх, Али,
                                                                                                                                            Отбросив женские привычки!

                                                                                                                                            Михаил Кузмин "Али"



Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем с Вами легкие литературно-эротические изыскания в области культуры эпохи "Серебряного века". Надеюсь, тема Вам не претит, и, главное - Вам действительно интересно :-)
Напомню, что в прошлый раз мы с Вами разговаривали о Вяч. Иванове, и в этом повествовании вскользь упомянули об одном интереснейшем завсегдатае "Башни" - поэте Михаиле Алексеевиче Кузмине, одном из первых легальных и не скрывающих своих привычек гомосексуалисте среди Петербургской богемы. Думаю, будет интересно рассмотреть его судьбу более пристально.
Михаил Алексеевич из-за своих сексуальной ориентации несколько подзабыт, хотя поэт, и особенно переводчик он был классный. Если Вы читали "Метамарфозы" Апулея на русском, то практически наверняка в его (и надо отметить блестящем) переводе. Ну и конечно же куча поэтов переведена им качественно и интересно- начиная от Шекспира и заканчивая Гёте.

Самое интересное, что Кузмин никогда не старался эпатировать публику, но вечно попадал в скандалы. В прошлый раз мы с Вами говорили о том, как он пострадал (причем очень хорошо его побили), по сути по собственной отзывчивости. И так происходило с ним постоянно. Будучи не злым и отзывчивым человеком, он постоянно попадал в передряги из-за доверчивости и желанием просто быть собой.

Пиитом гомосексуальности его начали называть после опубликования в 1908 году повести "Крылья", в котором достаточно целомудренно, но вполне однозначно воспевается однополая любовь и призывается не ломать собственную сексуальность, пусть даже болезненную. Такое впечатление, что отчасти автор писал эту повесть со своей жизни.
Родился он в Ярославле в 1872 году в очень строгой старообрядческой семье. И с детства было понятно, что с мальчиком что-то не так - он сторонился мальчиковых забав, а любил сидеть в углу с куклами.
Очень рано он осознал свою сексуальность, причем именно гомо. И скорее всего в этом ему помог его старший брат....

Интересно, что до конца жизни будучи однозначным гомосексуалистом его и тянуло к женщинам. Не вступая с ними в интимные отношения, он в них нуждался, что и привело к 2 самым известным романам с его участием.
Хоть родители были и строгими, но после того как он открылся матери, они не стали его лечить, как это произошло с его любовником и другом, будущим министром иностранных дел Советской Республики Чичериным (тогда гомосексуальность считалось болезнью, которую можно было лечить). Они дали ему свободу и поощряли занятие поэзией.

Портрет работы А.Я. Головина.

Отчаянно сублимируя, Михаил писал вполне качественные вирши:
Как месяц молодой повис
Над освещенными домами!
Как явственно стекает вниз
Прозрачность теплыми волнами!
Какой пример, какой урок
(Весной залога сердце просит)
Твой золотисто-нежный рог
С небес зеленых нам приносит?
Я трепетному языку
Учусь апрельскою порою.
Разноречивую тоску,
Клянусь, о месяц, в сердце скрою!
Прозрачным быть, гореть, манить
И обещать, не обещая,
Вести расчисленную нить,
На бледных пажитях мерцая.


Постепенно признание пришло к нему (не без скандальной славы "Крыльев", конечно) и образовался поэтический петербургский кружок «Друзей Гафиза», куда кроме Кузмина входили Вячеслав Иванов с женой, Бакст, Константин Сомов, Сергей Городецкий, Вальтер Нувель, юный племянник Кузмина Сергей Ауслендер. Не вес, но многие из этого кружка спали друг с другом, особо не таясь. Тем самым, на моей памяти, это чуть ли не первый легальный ЛБГТ клуб в Петербурге.

У Иванова в "Башне"

Однако истинную известность Кузмину принесли 2 его романа и прелюбопытных.
Была в столице тогда яркая "фамфаталька" О́льга Афанасьевна Глебова-Судейкина. Персонаж яркий и интересный, о котором, возможно (и скорее всего), мы еще поговорим, в отдельном посте. Ну так вот, это роковая женщина что-то не поделила с Кузминым, и будучи проездом в Риге, то ли ради скуки, то ли из хороших побуждений, соблазнила молодого драгунского офицера и поэта Всеволода Князева, который на тот момент являлся любовником Кузмина.
Молодой человек начал метаться между любовником и любовницей, в итоге не выдержал и застрелился. В этом самоубийстве Глебова-Судейкина напрямую обвинила Кузмина.

О. Глебова-Судейкина

В ответ Кузмин усилил натиск в отношении мужа Судейкиной, к которому питал очень нежные чувства, да и попросту был влюблен - к художнику Сергею Судейкину. Тот тоже начал метаться между женой и любовником,но в итоге они стали жить втроем. Пусть и недолго, но совместно. Интересно, что Глебову-Судейкин Кузмин по понятным причинам терпеть не мог, но ради Сергея Судейкина смирился и даже начал испытывать какую-то теплоту. Однако отношения прервались также быстро, как и начались.
Видимо, это связано с тем, что Кузмин встретил любовь всей своей жизни молодого литератора из Вильно Иосифа Юркунаса (псевдоним Юрий Юркун). Случилось это в 1913 году и вплоть до конца жизни в 1936, Михаил Кузмин поддерживал отношения именно с ним. Правда с годами их взаимоотношения стали напоминать отношения отца и сына, как писал сам поэт: «Конечно, я люблю его теперь гораздо, несравненно больше и по-другому...», «Нежный, умный, талантливый мой сынок...».

Кузмин и Юркун

Именно с этим я связываю и громкую историю 1921 года. На новогоднем карнавале Юркун отбил у Николая Гумилева его тогдашнюю пассию — актрису Александринского театра Ольгу Гильдебрандт-Арбенину. Кузмин принял этот выбор, а Арбенина, чрезвычайно ценя Кузмина, стала ближайшей участницей его круга и фактической женой Юркуна, ну а Юркун же продолжал жить с ними обоими. Эта ситуация стала основой для лирического сюжета последней книги стихов Кузмина «Форель разбивает лед». Вот такая вот история....

О. Гильдебранд-Арбенина

Кстати, впоследствии Юркуна расстреляют в 1938 году официально за участие в право-троцкистской террористической организации, неофициально из-за его гомосексуальной связи, а Арбенина, оставшись одна, прожила остаток жизни в страхе.
Продолжение следует...
Приятного времени суток.
Tags: id77, Искусство, Литература
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments