Categories:

Майкл Джексон

Высадив Леру у здания аэровокзала, Сулейман поспешил домой. Московская пятница, извечные пробки. Город высыпал на улицы вереницами разноцветных фонарей автомобилей. Калейдоскоп всевозможных вариаций по маркам авто, и типажам пассажиров, спешащих, и праздно катающихся, работающих, и припаркованных как попало, все это создавало эффект бессмысленной суеты. Одинокой частицей этого хаоса ощущал себя водитель пустого такси. 

«Как непонятна все же здешняя жизнь, хочется на Родину», подумал, но тут же взял себя в руки Сулейман. Включил музыку, и машина наполнилась колоритными звуками национальных песен горцев. Теперь только семья и песни были его Родиной, ради них он и приехал в нерезиновую на заработки. 

Выбравшись на кольцевую, Сулейман обрадовавшись почти свободной дороге, занял левый ряд, и провалился в воспоминания. Как на последнем курсе техникума заметил Ирину, как терялся он, встречая ее в коридорах между занятиями. О том, как брат, узнав что ему нравится русская девушка, рассказал родителям, и как они его осуждали за это. А он получив распределение в другой город, смог оказаться там рядом с девушкой, и два года нерешался с ней познакомиться. Отвернувшись от семьи, и родственников, остался один. Сделал выбор недостойного. Как началась война, и ему пришлось возвращаться домой, где вместо тракторов пришлось ремонтировать бронетехнику, а о том, что бы жениться забыть до мирного времени. Которое, судя по всему, не наступит никогда. О похоронах погибшего брата. Заботах о его семье. О переезде в соседнюю республику, и наконец знакомстве с Ириной. Которой он, как оказалось, тоже нравился. Как Ирина взяла на себя заботу о детях его брата, и хозяйстве наравне с женой брата, Мадиной, с каким трудом они все вместе добывали на пропитание в ущербном райцентре. О приговоре врачей о том, что Ирина не сможет иметь детей.

Наконец втиснувшись в переполненный легковушками двор, Сулейман заметил на привычном месте, где старался всегда поставить машину, «пыж» алого цвета, которого раньше он во дворе не замечал. Решив, что вскоре, или владелица «пыжа» появится, или найдется место куда рядом можно поставить машину, таксист привычно утонул в кресле. Пока цепочка мыслей выстраивалась в вектор темы раздумий, в кармане зажужжал телефон, и Сулейман еще не понимая отвечать, или не обращая внимания продолжить путать мысли, машинально взглянул на дисплей. «Странно, Ирина же знает что я почти дома», мелькнула мысль, и уже в трубку, 

- Да, Ириш. Я у подъезда уже…. 

С каждым словом услышанным из телефона лицо Сулеймана испаряло любые гримасы, оно становилось подобно каменному барельефу бесчисленным героям всех времен, и народов. Весть из телефона не вызывала никаких эмоций, просто только-что расслабленный вид сменился на спокойную готовность к любому событию. 

Неожиданно в окне машины мелькнула тень, и раздался стук в стекло. Таксист поднял глаза.  У двери машины стояла невысокая девушка, в ярко зеленой до колен вязанной кофте, в темных очках, и фиолетовом шарфе повязанном на голове, и шее, сквозь который в разные стороны высыпались локоны всклокоченных волос неопределенного цвета, и формы. Из ярких губ вывалилось,

-…машину убери.

И повернувшись спиной, направилась к «пыжу». «Ну почему!? Откуда такая несправедливость!? Ведь я готов был ждать ее хоть час. И дождался бы с радостью. А теперь когда Мадина с детьми уже спускается, и вот-вот появится у подъезда, нужно в срочном порядке освобождать пространство для совсем не доброжелательной, и пестрой как ядовитое существо девушки».

-Уважаемая. Две минуты, сейчас сестра с детьми спустится, и мы уедем.

Обернувшись через плечо, девушка посмотрела внимательно на таксиста поверх очков.

-У тебя слух нормальный? Что непонятного? Мне нужно ехать, я тороплюсь.

-Уважаемая, две минуты. Две. Они уже в лифте, мы сейчас сядем в машину, и уедем из Москвы, не будем тебе мешать. Пойми.

-Да езжай хоть в Африку, мне-то какая разница! Ты своей колымагой весь проезд перегородил. Дай мне проехать!

-Хорошо. Вы сейчас поворачиваете вправо, проезжаете пять метров. Я стану на ваше место, и вы сможете ехать.

-Ты в каких мультфильмах снимался!? Совсем дебил, да? И как я задом поеду?

-Ну здесь тридцать метров, а потом развернетесь. И поедете как обычно. Поймите, мне не трудно, но в любой момент выйдет сестра, мы едем на похороны. Она с детьми подростками. Поймите. Лучше всего сейчас забрать ее от подъезда в машину, и я стою как раз здесь. Они уже в лифте. Мы дольше разговариваем. Они вот-вот появятся здесь.

-Покойник уже никуда не торопится, а мне пора ехать. Убирайся с дороги, или сейчас полицию вызову. У тебя регистрация в Москве есть, ты кто здесь такой?! Ты почему мешаешь мне ехать?

Сулейман включил двигатель, и проехал к соседнему подъезду. Проживая последние годы в водительском кресле, он понимал, бесполезно. Впереди две тысячи километров раскисшей трассы, и только-то «отбомбив» по городу, он хорошо осознавал цену нерастраченных эмоций. Наблюдая как «пыж» выползает с парковки, и уже никуда не торопясь, медленно маневрирует пытаясь уложиться в поворот. После очередной попытки злополучный бордюр все же оставил метку на нижней части бампера машины. Мадина с племянниками уже стояла у подъезда, Сулейман вышел на встречу. Поравнявшись с «пыжом», взял сумки из рук жены брата, и племянника.

-Идемте.

Ядовитая владелица «пыжа» обзывала уже кого-то в телефон, объясняя, что она перекрыла проезд, и нужно срочно вызвать представителя страховой компании, и тех кто отвечает за укладку бордюров. Сулейман сел в машину, осмотрел задние сиденья, и повернувшись к Мадине, спросил,

-Ну что, готовы?

Женщина усталыми глазами показала на перекрывшую выезд алую машину. 

-Это не беда, для нее так устроена жизнь. А для нас есть свободная минутка.

И достав телефон набрал номер.

-Ира. Мы уже в машине, сейчас поедем.

Сулейман достал бумажник, и полистал купюры, поддев пальцем полтинник, задумчиво посмотрел на ядовитую, и «Ох! Сейчас он отдаст меня этой чокнутой. Но за что?! Чем она меня заслужила?» Полтинник прижался к подкладе бумажника, казалось что превратился в аппликацию. Пальцы быстро пролистнули, и взяв следующую купюру, сто рублей, закрыли бумажник. Подрулив ближе к «пыжу», таксист уверенно держа купюру меж двух пальцев, сказал девушке,

-Уважаемая. Пропустишь, стольник твой.

Ядовитая сделав шаг в сторону, затем посмотрела на Сулеймана гневным взглядом,

-Я не могу уехать с места происшествия.

-Зачем уезжать? Ты сдай назад где стояла, я проеду, а ты потом опять сюда, и жди сколько хочешь.

Девушка взяла деньги, и села в машину. Сулейман подняв боковое стекло, проезжая мимо «пыжа» ровным, и колоритным тембром выдохнул фразу;

- Некоторые бедоносцы в своих делах могут позавидовать только покойникам.

Еще на войне Сулейман сделал для себя однозначный выбор, хотя конфликты и разгораются по разным причинам, в том числе и нетерпимости. Но конфликт разрешается не всегда устранением его причины, иногда причина становится просто неактуальной. Уступая место обретенной мудрости, утраченным близким, и пониманием того, что люди всегда остаются собой. При этом совсем не важно какие у них глаза, кожа, и речь. Достойные люди есть в любой семье, народе, коллективе. И глупо ждать, что дураки мгновенно исправятся, а достойные опустятся только потому-что ситуация в конфликте пришла к критической точке. Нет, войну нужно прожить, выжить, и изучить. В молодости Сулейман редко слушал популярную музыку исполнителей на английском языке, предпочитая понятные тексты песен. На практике, куда их из техникума направили после второго курса, он с другом решил посетить видеосалон, где под бутерброд, и чашку кофе можно было за три рубля приобщиться к миру зарубежной эстрады. Там он увидел видеоклип «Billie Jean», с первым ощущением того что это полный бред психически больного человека, подражающего мультяшному Микки Маусу, и поющему то женским, то мужским голосом. Больше всего запомнилось отторжение, и категоричное неприятие такого исполнителя. Прошли года, Сулейман забыл о том посещении видеосалона, и позже когда снова услышал эту песню, решил проявить свою осведомленность. Сказав, что песня старая, и раньше ее какой-то чудной негр пел. Оказалось, что это и есть тот самый негр, который поменял цвет кожи. Это было невероятно, возмутилось сознание. Человек родился негром, и решил переделать себя в белого. Зачем?! Что могло к этому привести?! Как его родители к этому отнеслись? Имя Майкл Джексон перестало быть заголовком к неприятному видеоклипу. Любопытство привело к личности певца, которую можно было понять лишь по рассказам тех, кто знал о творчестве певца. Их было много, только Сулейману их в разное время попалось в жизни столько, что собрав в единый образ то как они понимали творчество исполнителя, можно было с уверенностью понять одно, Майкл Джексон - Homo sapiens. Ответ на вопрос «Зачем» оставался неявным. В какой-то момент Сулейман понял, почему он бы сделал такое же. В тот момент Джексон перестал быть клоуном в его восприятии. Сломать стереотипы, войти в мир с позиции своих возможностей тем, кем сам решишь. Деньги, власть, сила, все это дает возможность занять тот статус на который ты можешь рассчитывать, опираясь на свои ресурсы. В то время Сулейману часто встречались люди которых условно можно было называть русскими. Они оказались в ситуации где их русскость могла стоить жизни, и тем более здоровья, рабского труда, и множества лишений. Позже, в Москве, он сам оказался «не той масти», причем не важно какого цвета глаза, просто честный труд оказался приговором, когда «черножопый» и без «бабла» просто обязан был отвечать на каждый русский вопрос за каждого кто устраивал вакханалию на его Родине. В какой-то момент Сулейман решил для себя, быть собой, при любых обстоятельствах, в любом обществе, всегда реагировать честно. Осталось лишь понять, что же истина, как себя вести, когда традиции призывают мстить за убитого брата. А его жена и дети просят лишь одного, покоя, и стабильности. Невозможность иметь собственных детей, и любовь дали почву для разделения мира на две простые составляющие. Есть жизнь, и есть смерть. Есть то, что дает жизнь, и то, что несет смерть. Теперь в каждом решении Сулейман выстраивал собственный мир, где не нужно было красить волосы, кожу, нет. Он мог оставаться собой, и каждым шагом доказывать своей жизнью победу над смертью. Окончательную уверенность в выбранном курсе поставила Ирина, когда он предложил взять в семью ребенка-сироту, она ответила, «зачем нам сейчас сирота, у нас свои есть, поставим на ноги, тогда и подумаем над этим». Под своими Ирина подразумевала племянников, детей Мадины и его брата. Майклу понадобились деньги что-бы стать белым, А Сулейману нужна всего-лишь его жизнь, что-бы оставаться собой. Невозможно прожить за кого-то, лишь за себя. Песни Джексона больше не вызывают отторжения, да и в целом, Сулейман стал стремиться понять культуру других. Вот еще немного, километров сто пятьдесят – сто семьдесят, и пора заправляться. Потом еще бак выжечь, и приехали.

Современному абреку нужна бейсболка, адидас, и тойота. Точнее тойоту можно одну на троих, так даже лучше. Но поскольку тоёт выпустили непропорционально количеству абреков, иногда тойоту приходится заменять приорой. А приора не всегда заводится. Вывод. Нужно стоять у входа заправочного комплекса, и смотреть на посетителей в надежде чем-то поживиться. Предлог может быть самым безобидным, как помощь бедствующему путнику. Или вполне себе криминальный, с отъемом чужого имущества через пару километров от заправки. Сулейман наблюдая безуспешные попытки охранника отправить абреков подальше от заправки, дождался пока заполнят бак, и поставил машину на парковку.

- Салам! Ждете кого-то?- спросил у троицы адидасо-тойото-бейсболистов Сулейман.

Коренастый, с редкой бородой закрывающей пол лица парень улыбаясь одновременно охраннику, и Сулейману лишь взглядом указывая кому предназначается часть фразы.

- Ээ, рот свой закрой, хочу стоять, и буду. Даа. Ждем лоха какого-нибудь.

- И что вам от него нужно?

-Ээ, уважаемый, тебе какая разница, э? Не лох ты, вот и радуйся.

- Может и лох, смотря в какой ситуации. Вы всегда так себя вести собираетесь?

- А ми чо, нарушаем что ли? Стоим, никого не трогаем, пока. А этот разорался как баран.

- Так что вы с лохом делать то будете?

- Ээ. Булочку попрошу купить. Если не жадный. А если жадный, заставлю.

- И все? Из-за этого стоит цирк устраивать?

-Ээ. Какой цирк?! Этот баран что-то хочет, а что сказать не может. Мы ждем, может что конкретное выдаст.

- Куда едете?

- Ээ. Что ты к нам прицепился? В Малгобек.

- Тогда так. – Сулейман открыл бумажник, не скрывая содержимое, достал полтинник, и протянул бородатому. – Держи, это на булочку. Иди покупай, я подожду, потом садитесь в машину, и едете передо мной. Вперед можете сколько угодно, назад - нет.

promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.