"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in otrageniya,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
otrageniya

Categories:

Столица российских масонов, или тайная битва архитекторов (часть 18 - предпоследняя)

Бал сатаны!
============


Жернова истории перемалывают людей и целые народы... Они не знают пощады!Тут ничто не спасет. Тут уж кому как повезет...И остается только молиться...
Картинка реальной казни - из книги Мартин Монестье "Смертная казнь. История и виды высшей меры наказания от начала времен до наших дней"



 Однако вернемся к делам архитектурным. Несмотря на все свои многотрудные исторические изыскания в архивах, Федор не терял времени даром и упорно потрудился на основном своем - инженерно-художественном фронте. Он спроектировал и, выступая чуть ли не в качестве прораба, бывая на стройке чуть ли не каждый день и очень подолгу, построил для очередного купца очень трудоемкое, но лучшее свое здание, которое народ тут же окрестил "Кремовый торт"! И действительно - описать его просто невозможно! Оно было всё как бы воздушным! Белокаменным. Состоящим из нескольких строений, завитых, как сливочный крем, на свадебном торте. И в этом "креме" рубиновыми зернышками сияли опять же смальтовые украшения в виде звезд и овалов. Чтобы не нарушать общий строй, все окна здесь были не прямоугольными, а такими же причудливо изогнутыми и вытянутыми по диагонали, с красными и золотыми стеклами, специально изготовленными и привезенными аж из Венеции! И двери тоже были так же манерно по-женски изогнуты. И даже забор вокруг дома вовсе не был тупым и однообразным, как это традиционно бывает во всех купеческих домах. Нет. Это также было невиданное доселе произведение искусства! Он тоже был белокаменный, со множеством несквозных углублений в виде бойниц, куполов-луковиц, вытянутых треугольников и еще чего-то такого сказочного и неописуемого, чему простой народ, как ни старался, не мог дать определения. Поверх забора высились затейливые башенки с зелеными крышами в виде кокошников. Снизу под этими кокошниками шли как бы висячие, но тоже все из камня, украшения в виде монет и изумрудов! И вообще всего описать просто невозможно!

  Народ только ахал и стонал от изумления! На многодневном пиру, который закатил хозяин нового дома, купцы пили "за здравие и столетнее  житие великого Федора Осиповича - красавца и бриллианта земли семиборской и всея Руси!"  И только масоны ни один не пришел на этот пир... И была причина... Как они ни осматривали "Кремовый торт", нигде они так и не нашли ни единой колонны с изображением лилии и обожаемого ими крылатого льва, ни одной перевернутой бойницы в виде рыцарского щита - и вообще ничего масонского! Ничего... Выходило, что все их упорные увещевания, которыми они потчевали Федора, оказались напрасными. И, значит, пора им было от терпеливых и нежных уговоров переходить к решительным действиям!

 Но недаром семиборские масоны избрали свои символом именно льва! Дело в том, что все звери породы кошачьих не имеют жевательных зубов. Они рвут добычу и глотают ее огромными кусками. А что же делать с тем мясом, которое еще в немалом количестве оставалось на костях, но его никакими зубами не сдерешь, не достанешь и не прожуешь? И тут природа пошла на удивительную хитрость - она снабдила всех кошек, и мелких, и крупных, особо шершавым языком. Грубым, как терка. И эти звери своей "теркой" просто-напросто вычищают кости убитых ими животных до зеркального блеска. И со стороны создается полное впечатление, что львы как бы на прощание нежно ласкают свою несчастную жертву... Чуть ли не целуют! А на самом деле сдирают с нее всё вплоть до молекул...

  Вот точно так же "вылизывать" свою жертву умели и масоны...

 А Федор всё строил и строил, заполняя своими новыми и новыми шедеврами всю некогда выгоревшую часть Покровской улицы. И в образованной среде дворян и интеллигенции уже укрепились за этой улицей два новых названия - "сторона Ливчака" и "сторона Шодэ". А Федор словно гнал лошадей! Словно торопился, боясь  не успеть... И всё строил и строил - невиданными темпами! И опять и опять нигде на его фасадах не было ни единого, ни малейшего намека на масонство. Но зато масоны прекрасно видели, что абсолютно на всех его новых зданиях присутствуют загадочные три лохматые и бородатые головы неких непонятных людей...

 - Чьи это головы? Что за люди?-спрашивали Федора многие любопытые.

 - Как!- якобы возмущенно восклицал в ответ Федор.- Это же наши знаменитые русские три богатыря - Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович! Разве сами не узнаете?

 - Н-нет...- смущенно бормотали почти все.- Эти странные лохматые лица как-то не очень похожи на наших былинных богатырей... Необычные какие-то... Скорее атланты или Зевсы с Посейдонами... Но только не русские три богатыря...

 Впрочем на этом удивление и расспросы о непонятном заканчивались - ведь если художник говорит, что это - три богатыря, значит, так оно и есть! Ему, автору сего произведения, виднее. Да и не всё ли равно - кто там и что. Красиво - и ладно!

 И еще одну особенность на всех домах Федора заметили масоны - это наличие на них маленького барельефа-"печати" в виде каменной виньетки, которая выглядела как овал, а в нем "запечатывались" опять же три таинственные буквы: "з", "ш", "з"...
Никто из простых зрителей на эту "печать" никогда не обращал ни малейшего внимания. Никто - но только не масоны! Эти мастера шифра и интриги видели тайный умысел абсолютно во всем! И многие из них начали выражать друг другу беспокойство: "Что за тайны припечатывает к своим фасадам этот проклятый малорос?! Что он за ними скрывает? Какой знак они прячут за собой? А не во вред ли это нам всем?!.." И, конечно же, масоны в своих опасениях были глубоко правы. Уж кто-кто, а они-то прекрасно знали, что вся Малоросия - это край сплошной магии и чертовщины! Все тамошние жители, несмотря на то, что они вот уже тысячу лет как приняли христианство, все равно поголовно верят во всевозможные языческие приметы, колдовские гадания, в снятие порчи, в развенчание наложенного на женщину обета безбрачия, в избавление ее от омута вечной печали и усыхания, в уничтожении венка вечной невесты, брошенки или любовницы; в волшебные усы зеленого сома-проглота и в зловредный призыв влюбленной кикиморы, уводящей в болота молодых мужчин; в песни полуночных русалок, утопляющих тем самым своим прекрасным пением живых женихов в реке; и в оживших покойников, убитых ведьмой, но все равно восстающих из гроба - если эту самую ведьму заколоть и кровью из ее сердца и печени полить могилу ею убитого человека... В общем верят и во всё вышеперечисленное, и прочую-прочую-прочую самую невообразимую простонародную чушь и дичь! Верят во что попало и напропалую! Верят с удовольствием и неистовством! Верят так, как нормальный россиянин верить уже не способен да и не хочет, по ой причине, что он уже давно вышел из детского возраста - в отличие от все еще не повзрослевших самовлюбленных и непомерно хвастливых украинцев-куролесов. Ее, эту самую дичь, описал еще Гоголь в своих сказках "Вечера на хуторе близ Диканьки". Но то, что для всякого нормального россиянина было полнейшей ерундой и красивой беллетристикой, то для малороса было естеством его натуры и часто смыслом всей его нищенской, хуторской, обособленной от остального цивилизованного мира жизни. Без этих всяких записочек с ворожбой, завернутых в тряпочку и висящих на груди рядом с нательным крестиком и ладанкой, многие малоросы не шли ни в бой, ни в гости, ни в кабак, ни на свидание с любимой - вообще никуда! И таких немыслимых магических бумажек, щепочек, тряпочек, волосков со спины лешего, чешуек из хвоста русалки, зубчиков от расчески ведьмы и прочего, прочего, прочего на Украине хранилось в домах почти у каждого второго. И вот теперь масоны не без основания стали подозревать в тайной магии уже и Федора Ливчака! И положили себе целью умереть - но вызнать смысл тайных трех ликов и лепнинной "печати" на фасадах всех домов "этого проклятого хохла"!

 Но добраться до души Федора им было ой как не просто! И скорее всего даже невозможно. Он ни с кем никогда не делился своими тайными помыслами. Несмотря на ежедневное обилие народа вокруг него, он совершенно не имел друзей, был чрезвычайно скрытен и одинок, как монах... Хотя и был женат и имел много детей. И тогда масоны решили подобраться к нему именно через его старшую дочь Липочку! Она была уже прекрасной и зрелой 16-летней барышней на выданье и уже давно и откровенно подыскивала себе подходящую пару. Но всё никак не находила... Ей, крайне избалованной и идеальной, выросшей в художественной и музыкальной обстановке, которая царила в доме Ливчаков, среди картин, мозаик, ковров, глазурной керамики и многочисленных книг по искусству и истории, все семиборские женихи казались пустыми, неутонченными, холодными, неинтересными и безвкусными. И только один молодой человек пришелся ей чрезвычайно по вкусу. И это был не кто иной как Франц Шодэ - 19-летний сын знаменитого семиборского архитектора и масона Августа Августовича Шодэ. Сын масона и уже сам - масон! Верный общему тайному делу и служащий ему до самозабвения! Преданный масонству до бесконечности и потому подающий огромный надежды!..

 Но ничего этого Липочка, естественно, не знала и влюблялась в такого элегантного и изящного и в речах, и в танцах, и во всяком прочем обиходе Франца с каждым днем все больше и больше!

 Федор, само собой разумеется, был чрезвычайно против всяких связей свой дочери с семьей ненавистного ему масона и конкурента по строительству Августа Шодэ! Но ничего с дочерью поделать уже не мог... Она была уже совсем взрослой и находилась вся в благоухании буквально зримо исходивших от нее женских гормонов и неодолимых волн неистребимой и такой прекрасной страсти! Романтически настроенный Франц буквально осыпал ее комплиментами, цветами и всякими маленькими подарочками в цветных коробочках, перевязанных алыми шелковыми ленточками, отчего Липочка млела и таяла, как воск на солнечном подоконнике! В этих коробочках всякий раз она находила то изумительную брошку, то изящное колечко, то позолоченные и очень дорогие сережки. В подобных обворожительных ухаживаниях прошел почти год, но дальше обоюдных туманных намеков и воздыхательных слов дело не шло - Франц так и не решался сделать ей предложение... Липочка уже начала беспокоиться по этому поводу и ревностно думать, что у ее милого и желанного дружка имеется еще и другая, тщательно им скрываемая любовь... И иногда по этому поводу даже горько плакала и жаловалась родимой маменьке... Но вот наконец-то желанное свершилось! Франц все-таки сделал ей это долгожданное предложение! И Липочка не скрывала своего счастья! И прямо перед Францем, как ребенок, от перевозбуждения и страсти аж запрыгала! Захлопала в ладоши! Потом упала ему на грудь и опять зарыдала! Но теперь уже не горькими, а самыми нежными и такими сладкими девичьими слезами!..

 И Липочка прямо в этот же день начала готовиться к свадьбе! И дел этих было множество. Но первее всего следовало приготовить новое платье для городского Рождественского карнавала,который "будет иметь место состояться" опять же всё в том же самом доме-"черепе" вечером 25-го декабря 1916 года. Отец умолял ее никогда не появляться в этом доме! Но причин такого необычного для дочери своего страха не раскрывал. А для влюбленной девушки слова отца - что трезвон колокольчика у проезжающей мимо повозки... Липочка не могла дождаться момента, когда она впервые при всех войдет в центр огромной залы уже не просто как девушка, а в качестве невесты - в шикарном новом платье с прозрачным шлейфом и под руку со своим - всем прочим девицам на зависть - красавцем-женихом! И взоры всех присутствующих пожилых дам, их неудачливых незамужних дочерей и всех-всех важных губернских особ в эту минуту будут направлены только на нее, Липочку Ливчак! И это будет так волнительно! Так чудесно! Так волшебно! Как такое может быть только на Рождество и еще накануне долгожданной свадьбы!

 И вот наконец этот великий день наступил! И Липочка появилась в доме-"черепе" в удивительном по богатству и затейливости платье. И действительно весь вечер была там в центре всеобщего внимания и в плотной завесе почти не скрываемой женской зависти. Все ею там искренне и неискренне, и неподдельно и совершенно открыто поддельно восхищались! Все их с Францем бурно поздравляли! Желали им в будущем всего только самого светлого, самого наилучшего! Шампанское и коньяк в честь них лились рекой! Беспрерывно, подменяя друг друга, чтобы не было ни минуты тишины, играли то духовой, то симфонический оркестры. Потом начался самый натуральный карнавал - все надели счастливые маски клоунов ,итальянских паяцев, греческих героев или фантастических животных и начали дурачиться. Разбрасывать конфетти. Взрывать хлопушки, из которых вылетала карамель, завернутая в блестящие глянцевые бумажки. И на каждом таком фантике было праздничное пожелание или загадка. И в этой суматохе Липочка совсем потеряла голову!



Болтала обо всем на свете без умолку - несмотря на строжайший приказ отца держать рот на замке и говорить только на отвлеченные темы: о погоде, о цветочках,о куклах... И потому на неожиданный и как бы случайный вопрос Франца о том, что такое секретное ее отец скрывает на своих фасадных "печатях" под буквами "з", "ш", "з", Липочка необдуманно весело в ответ тут же беззаботно прощебетала:

 - Посередине этой, как вы выражаетесь, печати находится вовсе не буква "ш".

 - А что же?- как бы между прочим заинтересовался Франц.

 - Не буква "ш", как все у нас в городе ошибочно думают, а буква "с",- ответила Липочка.- Но только для красоты и симметрии лежащая "на спине". И лишняя палочка посередине ее - это никакая и не палочка, а всего лишь такой красивый вензель. Для одурачивания всех излишне любопытных!

 - Очень забавно! Никто никогда до такого не догадался бы! Шутник ваш папенька, моя Липочка!- рассмеялся на эти слова Франц и в который уже раз за нынешний вечер галантно поцеловал ей руку.

 - Еще какой шутник. А означают эти буквы вовсе не магическое заклинание, а всего лишь знаменитую еврейскую фразу "Закон страны - закон!"

 - Еврейскую?!- удивился Франц.- А почему именно еврейскую?

 - Понятия не имею!- беззаботно болтала опьяневшая от шампанского и счастья невеста.- Еврейская да и всё тут! Так мне папенька объяснил, когда я тоже его об этом спросила.

 - А какой именно закон он имеет  виду?- поинтересовался Франц.

 - Тоже не знаю... Какая-то древняя вековечная талмудисткая фраза да и всё тут...

 - Талмудическая...- еле слышно произнес Франц и помрачнел... Но Липочка этого не увидела, потому что вино и счастье застили ей глаза напрочь!- А разве у вас в доме есть Талмуд?- не поверил он.


 - Да. Конечно. А что в этом такого запретного?
 - Хм... Нет, конечно, ничего... Это я так просто спросил... И ваш папан этот Талмуд читает?

 - Ну да. Иногда... И очень даже часто. Когда у него есть на то время. Но только он мне строго-настрого приказал никому и никогда, даже под самыми страшными пытками ,этот его секрет не выдавать! Вот как. А я вам, милый мой Франц, раскрыла его только потому, что очень-очень вас люблю! И не хочу, чтобы между нами лежала хоть одна, даже самая маленькая тайна. И вы ведь тоже никому не разболтаете папенькиного секрета - ведь правда?

 - Клянусь!- свято пообещал ей Франц .И тут же спросил.- А чьи это три барельефных лика ваш папенька постоянно приказывает вылепить на своих фасадах? Или это - тоже страшная тайна?

 - Конечно, тоже тайна. И еще страшнее, чем первая, которую я вам сейчас по глупости разболтала. И про нее я вам рассказать уже никак не могу - папенька мне это строго-настрого запретил! Даже и не пытайтесь узнать,- расхохоталась Липочка.

 - Ну и не надо, и не говорите!- обиженно пробормотал Франц и насупил брови...

 - Ну вот... уже сразу и обиделся...- испугалась Липочка и бережно, как ребенка, погладила его по щеке.- Ну хорошо. Раскрою и второй папенькин секрет: никакие это не три богатыря!

 - А кто же?- неподдельно изумился Франц.

 - Это - лики трех еврейских пророков: Авраама,Моисея и Иакова.

 - Хм... Действительно... На пророков они похожи больше, чем на Илью Муромца и остальных...- согласился Франц.- А почему вы, Липочка, так точно знаете, что это лики именно Авраама, Моисея и Иакова?

 - А вот это - уже третий папенькин секрет. И самый-пресамый важный и страшный! Ой, какой страшны-ый!..- и она игриво закатила глаза.-Ну хорошо, раз уж я всё тебе, милый мой, выболтала, если начала рассказывать, то расскажу и про это. Дело в том, что бороды этих пророков среди прочих локонов содержат буквы иудейского алфавита. Но только для того ,кто этого алфавита не знает, эти буквы не видны. Ну и вот, в бороде каждого из барельфов написано -  кем именно он является. В бороде Авраама написано, что он - именно Авраам, в бороде Моисея, что - Моисей, а в бороде Иакова,что - Иаков. Всё очень просто!

 - А зачем папенька это делает?- уже неподдельно искренно заинтересовался жених.-Зачем ему ЭТО так нужно?..

 - Хм... понятия не имею...- хохотала Липочка.- Наверное, хочет похвастаться перед всеми своей излишней ученостью. Быть, ну,что ли, таинственным... загадочным... Это так в его духе и манере...

 - А откуда у него такая любовь к еврейскому слогу и к чужим пророкам?- не унимался Франц.- Мы же как-никак всё-таки христиане. И у нас есть свой Бог - Иисус Христос. И при нем двенадцать НАШИХ христианских апостолов. Зачем нам какие-то чужие израильские пророки? Странно... туманно...

 - Я тоже этого понять не могу... Я его и сама об этом обо всем расспрашивала - и неоднократно. Но он никогда мне не объяснял этого. Делает всё по-своему. Как ему вздумается, да и всё тут. Но мне кажется, что он от меня что-то скрывает... Какую-то тайну о своем происхождении...

 - А что он может такого скрывать? Какая у него в его происхождении может быть великая тайна?- всё больше и больше изумлялся подобным открытиям в давно знакомой ему семье Франц.- Может, он - китаец?

 - Ну что ты!- расхохоталась Липочка.- Тогда он был бы с узкими глазами. Вот с такими,- и она прислонила к краям своих глаз пальцы и показала это на себе.- И я тогда была бы точно такой же китайкой,- и она опять изобразила узкие глаза.- А мой папенька - малорос. Из-под Одессы. А там вокруг много иудеев...

 - Ну и что...- усомнился Франц.-У нас в Семиборске тоже вокруг полным-полно и татар и чувашей. И прочих других народностей - и калмыков, и башкир. Но мы же с тобой от этого не становимся ни татарами и ни чувашами. Мы - русские! Соседи тут никак не при чем. Нет, тут что-то другое... Мудрит ваш папенька, ой,мудрит!.. Нет, тут вам,м оя Липочка, нужно узнать всё до точности. А то вот родятся у нас с вами детишки, и следом за этим вдруг да и выяснится, что никакие они не русские, а... ну, скажем, по крови - абиссинцы... или, там... ну... не знаю... арабы, что ли... Или еще кто... Вот и будут они с этим всю жизнь мучиться. А виноватыми в их печальной судьбе будем только мы с тобой...

 - Ой! Что ты, Франц. Какие еще арабы или абиссинцы. Русские мы. Русские! Хотя... Мне и самой иногда кажется, что моего папеньку - как это описано в Библии... ну, в общем... ну, сама не знаю и ничегошеньки уже давно не понимаю...

 - А ЧТО описано в Библии?- не унимался Франц.
 - Ну... помнишь, там Сарра... или кто там у них еще... Ну, в общем родила эта несчастная иудейка сына и, чтобы спасти его от убийц, положила своего сыночка в корзину и пустила ее плыть по Нилу - авось, кто его увидит, выловит и приютит. И его на самом деле выловила... И не кто-нибудь там... А сама египетская царица! Которая там как раз отдыхала. И назвала этого ребенка Моисеем - то есть "найденный в воде". Вот мне тоже кажется... иногда... что мой папенька - тоже как Моисей... найденный... Странный он какой-то... Вроде бы он и великий и непревзойденный фараон в архитектуре! А кровь у него все равно не фараонская... нет! Он в душе - от простого... и вовсе не египетского народа... И он и меня учил этим самым чужим буквам... иудейским... зачем-то...

 - Так ты - что? Тоже умеешь читать по-иудейски?- изумился Франц.

 - Конечно! Но только очень немного... Папенька меня учил этому раньше, но их язык такой сложный! Да и ни к чему мне это - я же как-никак все-таки русская, а не иудейка!

 - Это верно,- как бы весело согласился с ней Франц, но вид мрачности так и прилип к его лицу...

 - Да что с вами, мой дорогой Франц?- не на шутку переполошилась Липочка.- Вы чем-то напуганы?

 - А?- словно очнувшись, переспросил ее Франц, и опять задумался о чем-то своем...- Да нет... Это я так... Выпил коньяку больше, чем мой организм того мне разрешает... Вы позволите, я отойду на секундочку - принесу вам и себе еще шампанского?

 - Может, не надо?.. Вы и так стали очень бледны...- продолжала ворковать Липочка...

 Но Франц ее уже не слушал! Он вдруг решительно ушел от нее. Вышел в другую комнату и пересказал все только что услышанные им Липочкины слова самомУ Руководителю Европейских масонов Прокопию Евстигнеевичу Чубсекиру. И тот понял всё в сию же секунду! Как опытный и многолетний - с молодости - заговорщик, он до этого долго и внимательно изучал труды по иудаистике, был знаком с некоторыми уважаемыми раввинами, слушал их диспуты друг с другом и прекрасно знал и помнил, что фраза "Закон страны - закон!" - это не просто фраза. Это - действительно ЗАКОН! Талмудический Закон для некрещеных иудеев, которые живут на территории чужой им страны и ведут двойную жизнь - с одной стороны, подчиняются законам своей иудейской религии. Но с другой стороны - вынуждены подчиняться противоположным по смыслу и целям законам того государства, куда их забросила судьба. И вот, чтобы сгладить это противоречие, Талмуд еще в глубокой древности провозгласил для евреев: закон той страны, где вы сейчас живете - это тоже Закон! И ему следует неукоснительно подчиняться! Чтобы выжить! А иудеем нужно в таких условиях остаться исключительно ТАЙНЫМ - то есть вовсе не обязательно постоянно посещать синагогу, молиться по несколько часов в день, неукоснительно отвергать всё, что относится к христианству. Нет! Чтобы в любых условиях оставаться евреем, достаточно только одного - соблюдать правило Субботы (Шаббата). То есть не делать в субботу НИЧЕГО! А только изучать Библию. Еврей - это Суббота. Еврей - это Шаббат! Только - это! И этого для еврея в чужеродном окружении вполне достаточно! Именно ТАК в свое время жили в Испании марраны - то есть крещеные евреи. Которым христиане все равно не верили. И именно для вычищения своей страны от инаковерующих создали Святую инквизицию и сожгли десятки тысяч евреев на кострах!

 Следовательно, тут же сделал вывод Чубсекир, Федор Ливчак тоже является некрещеным иудеем. И скрывал это! До поры до времени... Скрывал плохо... Так плохо, что даже родная его дочь заподозрила в происхождении отца что-то тайное... неладное... Но в последние годы Ливчак начал вдруг демонстративно подчеркивать свою принадлежность к чужому племени. Почему? С чего бы это вдруг так? Да потому, что он решил противопоставить свою, иудейскую, религию учению их - масонов! Значит, он так и не надумал перейти под их - масонское - влияние и остался верен тому, в чем родился и рос в детстве - своей родине! И это для масонов было ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!!!

 Поэтому, получив сию важнейшую информацию от Франца Шодэ, Чубсекир тут же решительно вышел из своей дальней комнаты, где он находился до этого весь вечер, быстрым и совсем не стариковским, а крайне твердым, диктаторским шагом вошел в залу к веселящимся гостям, встал в самый ее центр, достал черный платок, поднял руку высоко вверх! И немедленно наступила полнейшая тишина... Все замерли на своих местах... Смолк оркестр... А Чубсекир вдруг указал пальцем прямо на ничего не понимающую Липочку и громко  произнес:

 - Иудейка! Дочь Ливчака-иудея!



 И почти злобно махнул платком! И тут же оба оркестра вместо прежних вальсов и мазурок вдруг заиграли какую-то страшную, корявую, чудовищную музыку, состоящую сплошь из визгов скрипок, похоронного боя огромных барабанов, литавров и завывания туб и тромбонов!.. Все гости в одну секунду переменили прежние разноцветные маски с веселых венецианских на черные лохматые украинские маски ведьм, козлов, черепов, вурдалаков и прочих чудовищ из книги Гоголя "Вий". Кое-кто приделал к своим платьям сзади коровьи и лошадиные хвосты, и все они вдруг страшно дико запрыгали вокруг Липочки! И захохотали! И стали показывать на нее пальцем и кричать ей прямо в лицо:

 - Иудейка! Позорная дочь Иуды! Помесь Абрама с русской продажной девкой Машкой! Предательница православия! Смерть иудке! Сме-е-ерть!!!



  Но самое страшное, что на шее у всех только что беззаботно веселившихся гостей вместо галстуков или косынок, бус или подвесок из драгоценных камней вдруг  у всех разом оказались черные шелковые повязки с длинной красной бахромой по нижнему краю, которые придавали им такой вид, словно головы у них отрезаны и по шее стекает кровь!..

 Веселый карнавал мгновенно переродился в моральное сожжение! В аутодафе без костра! В бескровное убиение личности при помощи смеха и унизительных танцев! Это был Бал Сатаны в полном его расцветет и ужасе!

 Ошарашенная Липочка попыталась найти глазами своего верного Франца. И действительно тут же нашла его - он, единственный из всех, остался без маски. Но он и не думал подходить к ней, а тоже вместе со всеми сейчас блеял, кукарекал, выл по-ослиному, прыгал козлом возле нее и показывал на нее пальцем и вместе со всеми кричал:

 - Она со своими евреями на пасху подливает в мацу кровь невинных христианских младенцев! И потом ест эту мацу. Смерть продажной скрытой иудейке! Сме-е-ерть!!!

 Больше Липочка уже ничего не помнила... У нее всё закружилось перед глазами!.. Она потеряла сознание... и плашмя упала на пол... И никто ее не подхватил... а все только хохотали и продолжали скакать, орать, гавкать и блеять, махать подолами и хвостами, мычать и скотинничать вокруг лежащего юного хрупкого ни в чем не повинного девичьего тела!..

Tags: !История, !Расследования, sergey voronin, Авторский текст, Альтернативная история, Загадки истории, Семиборские масоны
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments