"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in otrageniya,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
otrageniya

Столица российских масонов, или тайная битва архитекторов (часть 17)

Таинственная смерть митрополита Софрония
------------------------------------------------------------------


Троицкий кафедральный собор в Семиборске сто лет назад

 А Федор тем временем опять засел за архивные материалы и в старых газетах все-таки нашел описание подробностей давнишней смерти митрополита Семиборского Софрония. И произошла она опять же при весьма и весьма загадочных обстоятельствах... В общем дело было так.

 Жил-был в Семиборской губернии в селе Огурцовка у примерных родителей-дворян по фамилии Смирновы их отпрыск по имени Симеон Пантелеев-сын тоже Смирнов. Но рос он как-то не по примеру своих родителей и совсем не по качеству своей родовой фамилии, а, напротив, некиим не понятным образом выбившимся из общей колеи отпрыском-балбесом! И стал во последствии всего этого нелогичного сбоя генетического кода, будучи уже вполне выросшим и зрелым, отнюдь не смиренным и спокойным человеком, а, ко всеобщему изумлению и возмущению, принялся отличаться ото всех своих прочих ближайших родных нравом взбалмошным и безалаберно крутейшим! Безобразным до невозможности! А именно вот как: пока родители были живы, они еще умели удерживать сына своего неразумного в прочных ежовых рукавицах. Но как только надзорные оковы с Симеона спали - после почти одновременной и скоропалительной смерти обоих родителей - то тут-то и взыграла его кровь, ржавая и ухарско-молодецкая! Ничем и никем не обузданная и не ограниченная! И начал он мучить своих крепостных крестьян и так и эдак! И таким способом и сяким. То прикажет кого-нибудь из своих крепостных мужиков ни за что ни про что за здорово живешь высечь солеными розгами на конюшне! Отчего тот в ближайшей скорости после этой показной экзекуции скончается в муках страшных... То прикажет молодую ядреную бабу замужнюю себе на всю ночь в спальню привести... Да не на одну ночь, а на целую неделю! А то и поболее!.. И так вольно и вольготно он поступал не с одной бабой, а со всеми местными красавицами подряд. И не только с замужними, но, напротив, более всего обожал "попотчевать усладами своими барскими девиц самых истинных и что ни на есть натуральных, никем еще из мужиков доселе ни разу не попорченных..." И хотя в тот век крестьяне еще были крепостными и как бы полными рабами своего хозяина, но тем не менее начали людишки от совсем уж не в меру разгулявшегося Симеона то сбегать к вольным казакам на Дон, то однажды избили его как-то вечером в его же саду до полусмерти! А потом и вовсе подожгли его усадьбу ночью - когда он там спал. Едва сумели ее потом отстоять от полного погорения, а самому Симеону жизнь всем селом спасти! Думали, что хоть после этого страшного урока он одумается. Но несчастно и трагически ошиблись... Ничто не могло успокоить пьющего да гулящего, до чужих баб охочего бесшабашного Симеона. Продолжал он свои безобразия до полного разнуздания! И однажды изнеможденные от его куролесья крестьяне всем селом собрались, покумекали, как им быть дальше, почесали затылки свои лохматые да бороды растрепатые да и подписали на своего кобелину-помещика коллективную жалобу и отправили ее не куда-нибудь, а прямиком ажно в самую что ни на есть в столицу. К самой матушке царице! И, что более всего удивительно, эта жалоба нигде по дороге не потерялась и до царицы-матушки действительно таки дошла! И царица на нее таки откликнулся! И приказала направить в поместье к Смирнову специального именно по таким "бабско-блудным" делам особо уполномоченного столичного прокурора, поскольку семиборским псевдозаконникам императрица и сама уже ни на грамульку к тому времени не доверяла. Приехавший прокурор, как и было ему строго наставлено, честно провел очень качественное расследование, допросил всех пострадавших от Симеонова беспредельничанья крестьян, все их показания очень подробно и красивейшим почерком записал, сложил эти записи в изящную столичную кожаную папочку, завязал эту папочку красивенькими золотистого цвета тесемочками с серебряными прожилками да и вернулся с очень обстоятельным докладом опять же во дворец. И прошествовал там прямиком к матушке царице на особый тайный императорский именно по таким вот интимным делам совет. Царица была совсем не сатрапша и прекрасно поняла, что самодур Смирнов - действительно пьяница, отбившийся от православия бес какой-то в человечьем обличии. Что своим безрассудством он может довести крестьян до нового пугачевского восстания! И стала думать - как же этого русского ирода Смирнова достойно и сурово наказать? В тюрьму дворянина бросать было как-то некамильфо - другие дворяне обидятся. А они как-никак все вместе есть не простые подданные, а особое, привилегированное сословие. Верная опора престола, созданная самим Петром Великим! Но и силу и грозность свою монаршью тоже нужно было проявить - чтобы другим неповадно было! И тогда матушка Екатерина приняла компромиссное решение - решила заключить Смирнова под стражу не где-нибудь, а в том самом уже известном нам мужском Покровском семиборском монастыре. И не на пустяшный показушеский срок, но ажно на целых как есть на четыре огромных, бесконечных для охочего до чужих баб баловника года! И Семиону некуда было деваться, потому что прямиком к нему домой в поместье в Огурцовке приехали жандармы, тут же его заарестовали, сграбаздали да и привезли в монастырь насильно! И заключили в келью - точно как в тюремную камеру! И вручили митрополиту Софронию императорский указ и подписанное Синодом предписание, в которых было строго велено, чтобы отныне обязан был Смирнов вести жизнь абсолютно монашескую! Соблюдать все положенные строжайшие церковные обряды во всей их жестокй для его здоровья полноте! Во всем ограничивать себя - и в страстях, и в еде, и в питие! И в словоблудстве! И если за эти четыре года он не исправится, то срок заключения ему будет продлен еще на четыре года. А если и в том случае опять за ум-разум не возьмется, то останется он здесь уже и до самого окончания всей его многогрешной жизни!

 Когда Софроний прочитал этот именной указ царицы Симеону ЛИЧНО, то вот тут-то Смирнов испугался за себя уже не на шутку! И прямо в один день стал вдруг таким праведником! Таким самым настоящим монахом! Таким аскетом и постником, что митрополит Софроний, на него глядючи, нарадоваться не мог - вот ведь как действует даже на самых развратных и, казалось бы, совершенно не исправимых людей подвластная ему древняя святая обитель!

 Но и Смирнов тоже был парень совсем не промах! Плюс ко всему он был масоном. Так что местная масонская верхушка, спасая своего собрата, через губернатора сумела надавить на митрополита Софрония, и таким образом Семион не через 4 года,а всего лишь через 9 месяцев своего насильственного заточения оказался вновь на свободе! И уж вот тут-то и разгулялась, развернулась соскучившаяся до пьяных развлечений душенька Смирнова! И ладно бы он пил только сам - так ведь нет же! Он в дополнение ко всему сумел совратить с пути истинного еще и своего нового дружка - молодого священника! И дело у них обоих, грешных, вскоре дошло до того, что теперь они уже вдвоем, как единокровные братья, сначала подолгу пили во всяких кабаках и там обнимались и целовались и клялись друг другу в вечной дружбе! А потом в дым пьяными разъезжали по городу в пролетке, орали на всю улицу непристойные песни и даже неоднократно средь бела дня демонстративно, при дамах и прочих прохожих, заходили в дом к срамным девкам и оставались там сутками!


Неверов - Продиакон на купеческих именинах поет многая лета!

И закончилось всё это тем, что Смирнов как-то зимой в полубессознательном состоянии долго катался по морозу раздетым, без шубы и шапки, потом упал в снег и долго в нем лежал и в итоге подхватил воспаление легких и через несколько дней преставился... Казалось бы, туда этому зловредному негоднику и дорога. Никто о нем никогда сожалеть и даже вспоминать не будет. Но масоны по своему обычаю решили провести чрезвычайно пышные похороны своего собрата и попросили митрополита Софрония разрешения отпеть его не где-нибудь, а в самОм кафедральном Троицком соборе в центре города! Там, где когда-то стоял древний Кремль и Тампль. Вот тут уж принципиальный Софроний встал на дыбы! И решительно заявил, что такому бесстыдству и срамоте не бывать никогда! И как масоны его ни уламывали, каких только денег ни предлагали, ничего добиться так и не смогли. И в конечном итоге Смирнова пришлось отпевать не в громадном и торжественном кафедральном соборе, а всего лишь во второстепенной и самой обычной убогой городской церквушке - что было для масонов унижением и ударом по их престижу унизительнейшим! И они затаили обиду... И закончилась вся эта неприглядная история тем, что ровно на сороковой день кончины Смирнова вдруг умер уже и сам 48-летний Софроний, который до этого ничем особым не страдал и ни на что никогда не жаловался... Нашли его утром в его же огромном доме - лежащим на полу на животе, во всем праздничном тяжелом митрополичьем позолоченном облачении. И даже с митрой на голове! Хотя дома в облачении никто никогда из монахов не ходит и надевают его только во время службы в церкви. А митру уж и вовсе дома никто не держит - поскольку это не головной убор, а торжественное церковное облачение, и она обычно хранится в особом торжественном футляре в алтаре, так как является как бы церковной короной, используется для особых на то случаев и не является предметом ежедневного употребления. Всё тело покойника было вытянуто в струну и руки его были раскинуты широко и перпендикулярно телу так, что складывалось впечатление, будто бы Софроний телом своим создавал крест...

 Видимо, никому тогда и в голову не пришло, что сия смерть непокорного и не способного к мирному соглашательству митрополита вовсе не случайна... Что его убийство очень уж смахивает на ритуальное... Нет, все вокруг тогда решили: ну, что же, умер так умер... На всё воля Господня... И успокоились.

 Софрония торжественно похоронили и успешно про него тут же все и навсегда забыли... И все-таки кто-то, видимо, уже тогда знал или по крайней мере догадывался, что во всей этой очень подозрительной истории масоны сыграли главную роль. И этот догадавшийся до истины человек был вхож в достаточно высокие церковные круги, потому что получил от них разрешение открыть склеп Софрония и дал каменщику возможность выбить маленькими буквами ту самую надпись внизу надгробия, которую более чем через столетие и обнаружил Федор Ливчак: "Был невинно аки младенец с чистой душой убиен душегубами антихристовыми". То, что эта надпись была сделана гораздо позднее основной, следовало из того, что тогдашние газеты о ней умолчали вовсе. А будь она на надгробной плите с самого начала, то журналисты и полиция, несомненно, ею очень и очень заинтересовались бы... Но и мало того, что была сделана дополнительная надпись, некий художник оставил в склепе точный рисунок масонского дома-"черепа" без колонн. И, чтобы тем, кто когда-нибудь будет доискиваться истины, сразу всё стало ясно, он дополнительно вывел на стене склепа змею со львиной головой и крыльями, которая выползает из глазницы "черепа". Значит, масоны уже тогда, более ста лет назад, весьма "доставали" людей своей разрушительной деятельностью! И были они совсем не теми агнцами божьими, какими пытались представить себя внешне в чужом мнении. В тогдашнем благородном обществе царил миф, что масонство - это организация людей особо честных, всей душой страдающих из-за несправедливости, царящей на земле, и пытающихся переустроить этот злой мир на более гуманный лад. Но на самом-то деле они были банальными заговорщиками, и неугодных им людей, таких, как смиренный слуга престолу и принципиальный священник Софроний, попросту убивали и вообще творили в стране черт знает что!..

 Федор вспомнил лекции по истории родного Отечества,муслышанные им,мкогда он был студентом в столице, а именно: что масонство сто лет назад стало в России очень популярным. Что масоном был даже Пушкин, и он вовсе не скрывал этого - наоборот, гордился сим фактом! Более того, не масоном, но противником православной веры был сам император Павел 1, который пришел на смену Екатерине Великой. Он устроил у себя во дворце в одном из залов самый настоящий католический храм с алтарем и всеми прочими атрибутами, служил там вместе со священниками, специально для этого случая присланным римским папою, католические мессы! А рыцари католического Мальтийского Ордена, который был ярым врагом православия, и вовсе сделали Павла своим Верховным Руководителем! Вождем!

 После войны с Наполеоном и завоевания Парижа в масонство вступили чуть ли не все офицеры российской армии - так их увлек лживый революционный французский пафос! А чем всё это баловство взрослых мужиков в конце концов закончилось? Очередной попыткой совершить дворцовый переворот, которую историки потом красиво назвали "восстанием декабристов".

  После массовых репрессий против сиих "декабристских заговорщиков" - казни пятерых самых отчаянных и ссылки в Сибирь тысяч других, рангом пониже - масоны на Руси малость попритихли. Но вовсе не исчезли. Нет! Они продолжают копить силы, собирают под свои знамена новых - и очень высокопоставленных - чиновников и офицеров и собираются нанести империи новый удар!

 И вот теперь они пытаются самым подлым образом подчинить себе и Федора... Использовать его в темную! Не называя себя откровенно. Но созданные им здания превратить по облику да и по сути своей - в масонские! И как тут Федору следовало поступить? Он один раз уже взял несмываемый грех на душу - предал свою отеческую, родную веру, вышел из иудейства. И, хоть официально так и не крестился, но все равно фактически стал православным - живет в православной среде, строго соблюдает, чтобы не выделяться, все православные традиции, женат на православной, так же глубоко православными стали все его дети. Но тогда это так называемое "предательство" - его переход из иудейства в христианство - было мерой вынужденной: он спасал свой талант. И заплатил за это потерей своего истинного имени и родного языка! Вечной разлукой с матерью и всеми родственниками. Ему пришлось как бы родиться сначала! Заново! Забыть всё свое прошлое. Свои истинные молитвы. Свои родные напевы... И это было мучительно! Теперь же масоны требовали от него совершить предательство еще раз - отречься уже и от православия и стать последователем черт знает чего!Учения какой-то откровенно антигосударственной секты! И тем самым погубить свою душу уже окончательно и бесповоротно!

 Как всякий истинно верующий человек, Федор пойти на это, конечно же, не мог! И тем самым обрек себя если не на гибель, то на очень страшные предстоящие и ему, и всей его семье испытания!..
Tags: !История, !Расследования, sergey voronin, Альтернативная история, Загадки истории, Семиборские масоны
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 62
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments