georgith55 (georgith55) wrote in otrageniya,
georgith55
georgith55
otrageniya

69 параллель. Ан -24, полёт нормальный

 "Молодость  хороша   уже  тем,   что  оставляет   воспоминания".    Не  ищите   автора   этого   афоризма   в   Гугле,   поисковики  здесь  бессильны,   автор  сейчас   сидит   перед   монитором  дешёвого   устаревшего   компа   и   пишет   гусиным    пером     в   свиток   из   бересты    свои  воспоминания.       Итак,  окунаюсь   в   прошлое,    которого   было    так   много   и   которое    булькнуло,   как   глоток   водки    в   пищеводе,   и  осталось   только   свербление    в  носу   и     сожаление   об   упущенных   бульках.


 На  первую    производственную  практику   я   выбил  себе   направление    в  Заполярный   Норильск.     На   удивление   это  окзалось   несложным,  на,    примерно,  30   человек   из   группы   было  пять  путёвок   в  тундру,     к    белым   медведям,   песцам,  оленям,   каюрам   и    собачьим   упряжкам,   унтам   и  малицам,   прелестным   якуткам,   спирту,   тушёнке  и  икре.    Да,  да,    в  те  времена   тушёнка   считалась  почти  таким  же   экзотическим   продуктом,    как   спирт   закусываемый   икрой.   В  общем   кое-как   записались   5   человек,    а    я    ожидал  козней  и  интриг,     конкурса   по      среднему   баллу    и   собеседованию   в  деканате.     Ничего  этого  не  было,   большинство   студентов   предпочло   пройти  практику   вблизи  от  родителей,    под   родным   кровом   и    рядом   со   скворчащей   сковородкой.      Я    искренне    не   понимал   этих   маменьких   сынков,  лишающих   себя  такого  романтического   и   интересного   путешествия,  за   государственный   счёт,  да  ещё   с   надеждой     заработать   какие - то  деньги  на   Северных    коэффициентах.   Но  люди   все    разные,   хотя   бы   такой   факт;   одного   из   нашей   пятёрки    родители   согласились   отпустить   только   после   моих   личных   гарантий     безопасности   их   чада,   я  был   у  них   в   авторитете.   Забегая   вперёд,   скажу,    что   я   оправдал   надежды.      У  меня   самого    сомнений   не  было,   "...беспокойство     и  охота   к   перемене   мест"    преследовали   меня   всю   жизнь,   хотя   и   редко   воплощались.
 Нам  предстоял  далёкий   путь  поездом    до  Красноярска,   с  пересадкой   в   Челябинске,   а   потом   самолётом  до  Норильска,  до  которого    и   сейчас   рельсы   не   проложили.  Есть  ещё  путь   по   Енисею,   и  тогда   ходили   два   челночных   рейса   теплоходиками,   вот  помнится:    "Александр   Суворов"   и   "Александр   Матросов",   могу   и  ошибиться.   Но   по  воде   я   мечтал   сделать   обратный   путь,   а   пока   освоить   небо   Заполярья.     А  до  того,  как  отправиться   в  путь,  мы  оформили   в  городском   УВД   разрешение  на    въезд   в   закрытый  город,    закрытый -   как   и   весь   Север,    и   как    половина   всего   СССР.
Не  буду   долго   рассказывать,   как    ехали  поездом,    скажу   только,   что    с   тех   пор,     когда   встречаются   в    вагоне   пьющие   и  шумящие   компании,   я  отношусь   к   ним   с  терпением   и   пониманием.   По   нынешним   строгим   временам   мы  бы   до   Красноярска   не  доехали,  - высадили  бы   раньше.   Вагон   был  купейный,   знай   студентов,   а   поезд    №1   Москва - Владивосток,  впрочем  -  опаздывал   как  и  все   и   грязный   был  такой   же.    В  вагоне   познакомились   с   попутчиком,    возвращающимся   в   Норильск   из   отпуска,   но  он   почему   то  упорно   отказывался    рассказывать   про  белых   медведей,   оленьи   упряжки   и    связки   песцовых   шкурок.   Вот  совсем   не   помню   про  билеты   на   самолёт,   брали   мы  их   ещё  дома,   что   маловероятно,  была  ли  тогда   такая   услуга,   или   уже   в   Красноярском   аэропорту,  но  точно  -  не  по  интернету.    Какой   интеренет,  тогда   "кубика   Рубика"   ещё   не  было.      Так   или   иначе   билеты   у  нас   оказались   без   каких   либо   запоминающихся   проблемм,    оставалось   только   взлететь.   Не    тут- то    было.
 Аэропорт    Алыкель   отказывался     принимать    по    метеоусловиям.    Мы  два   или  три  дня   провели  в  ожидании,  толкаясь   по  аэровокзалу   и  его    окрестностям.   Аэропорт   Красноярска   тогда   представлялся  двумя   зданиями;   главным,   традиционным,   с  цоколем,   шпилем   и   крыльями   с  колоннами;   и  современным   -  из  стекла,   кассовым   залом.  Ровно   через   25  лет   я  снова   побывал   на  этом  месте,    здания   стояли,    в   них   был   автовокзал,   на   взлётном   поле    шумел  огромный   рынок,  и  всё   вместе   это   называлось  "Взлётка".    Аэропорт   был  перенёсён   в  другое   место,   но  тогда   по   нему     тоже   никто    не   летал  (2000  год)  только    вороны   и  китайцы    с   японцами.     Что  такое    провести    на   ногах   2-3  дня,   когда  тебе  20  лет,   рядом  товарищи   и   в   кармане   немного   денег,    да   как  два   пальца....   Тогда   я   чуть   не   стал   жертвой    мошенника,  работающего    безхитростно   и    наивно,  без   всякого   творческого    и   психологического   подхода.   Подошёл    потёртый   и   помятый   парень    и  после  короткого   разговора,  "узнав",   что  я  лечу   в   Норильск,    ужасно  обрадовался   и  стал    хлопать  меня   по  плечу,    называть     братаном    и    земелей.   Он  объяснил,   что  возвращается   из    отпуска,   из   Сочи,  весь  пропился   и  прогулялся   (как   у   Высоцкого,    про  речку   Вачу)   и  нет  денег   даже   на  билет,  и  если   я  его  выручу,   то  в  Норильске   он   отдаст   мне   в   три    раза   больше,   а  ещё   напоит   и   накормит   и  с  девками   познакомит.      Последнее   меня   окончательно  сразило,   и  я  уже  готов  был   полезть   в  карман,  но  тут   вмешался   наш   попутчик   с  поезда,   мы  с  ним  так   и  не  расставались    и  следовали   его  инструкциям.    Он  грубо   оттолкнул    несчастного   курортника,   а  мне  сказал   не  развешивать   сопли.   Я,  конечно,    поблагодарил,   но   долго   оставалось   неприятное   чувство    "неоказания   помощи   попавшему     в  сложную   жизненную    ситуацию".   И  не  факт,   что  это  был   настоящий   мошенник,   потом  я  не   раз  встречался   с  такими   людьми   и   случаями,  подтверждёнными   дальнейшими   событиями.
 Был  июнь,   погода   прекрасная,   и   мы,  заручившись    обещаниями    дежурного,  что  в  ближайшее   время    рейс    не   улетит   проводили   его   в   своё   удовольствие.    Уезжали  в  город,   бродили   по  набережной,   любовались    на  Енисей  и   новый  мост,  скатались  на   экскурсию   в  Дивногорск,  с  посещением   Красноярской   ГЭС.   Вечером,   когда   солнце   катилось   к  закату   и  лёгкие  облака   окрашивались   в   розовый   цвет    перьев   фламинго,  ОЙ!,   куда   это  меня  понесло,  брали  некоторое  количество   водки,   хлеб,   свежие  лук   и  редиску,  и  уходили     на   соседний   пустырь,  заросший   кустами,   там   и   ночевали.     С  предусмотрительностью    опытных  путешественников    оставляли   одного   трезвого   часового,  контролировавшего   метеоусловия   в   аэропорту    Алыкель    города   Норильска.     Но  всё   когда-нибудь   кончается,   даже   нелётная   погода   на   Крайнем   Севере.   Тогда   нам   пришлось  почистиь   зубы,   умыть    лица,   отряхнуться   от  пыли   и   рассесться    в   салоне   самолёта,  согласно   купленным   билетам.
Наконец - то  я  подлетаю   непосредственно   к  перелёту.    Самолёт  был  Ан-24,  наверное   самый  распространённый     и  надёжный   в    тогдашнем    СССРе.    Правда,   совсем  недавно,   прочитал   про  крушение  такого    борта   в  1973  году   под   Пермью,   до  сих   пор  не  расследованного   и  загадочного.   Но  мне  этот  ероплан   не  нравился   никогда.     В  детстве   я  летал   с  мамой,     тоже   в   Сочи,   там  жила   мамина   школьная   подруга,   а   ещё     было  море   и  пальмы.  Так   вот,   тогда  тоже  был    Ан-24  и  у  меня  страшно  болел  глаз,   не  помню - правый   или  левый,  и  на  обратном    полёте  -  тоже.     На  Иле   и   Ту   не  болел,   а   как  Ан - то  я  просто  боялся,  но  в  этот  раз   обошлось;   в  северном   небе   ничего  у  меня   не  болело.    Но  самолёт   мне   всё-равно   не  нравился,  какой - то    он    тесный,  хоть   и  пузатый,  с  низко  нависшим   потолком,  неудобными  креслами   и  натужным   рёвом   двигателей.     Хорошо  только,   что  конструктор  Антонов   догадался    разместить     крылья    вверху   фезюляжа,  что  бы  было   удобнее    разглядывать    Землю,  этим   и  исчерпываются   все   положительные   характеристики   самолёта   Ан-24.    Но  так  или  иначе  -  летим,     под  нами     "зелёное  море  тайги"   и  плетёт   свои    немыслимые   петли    Енисей,  мы  далеко   не  удаляемся   от   него,   что  бы  не  заблудиться,   к  тому  же,  нас  ждёт  запланированная   посадка     в  Подкаменной   Тунгуске.   Какой   музыкой   звучали  такие   названия   тогда;   если    не    быть    очень    педантом,   то    где-то   здесь   Прохор   Громов     искал   свою   Сенильгу,   или  Синельгу   и  замерзал   в  сугробе   вместе   с   Ибрагимом-Оглы.   Для  нынешнего     интернет-поколения   подскажу,    это  из   "Угрюм - реки"    писателя   Вячеслава   Шишкова.
Садимся   в   Подкаменной   Тунгуске,  прямо  на  берегу   Енисея.   Здесь  ни  Тунгуски   никакого   селения   нет,   и  где   они  - я  не  знаю.   Здесь  я   впервые   увидел   взлётно-посадочную    полосу  (ВПП)   вымощенную   металлическим   профилем,  потом   видел  такие   полосы  не  раз.   Очень  интересно  наблюдать   через   иллюминатор    при   посадке,  как   выгибаются   и     подпрыгивают   такие   профили,  однако,  ничего  лучше     этого   "элластичного    бетона"   на  то  время    для   мерзлоты   не   придумали.   Оказалось,  что  сидеть  нам  здесь   придётся   гораздо  дольше,  чем  рассчитывали  -   Алыкель  опять   не  принимает.  Но  был   буфет   и  в  нём  коньяк  (водку   не  продавали),  мы  взяли  две   бутылки   и,   предупредив   попутчиков,   пошли  на  берег   Великой   Сибирской   реки,  который   с  нашей    стороны   был   высок   и  крут,   а  с  противоположной - пологий   и  заросший  тайгой.    Внизу   сновали  лодки  с  рыбаками,  мы  им  кричали   и  махали   руками.    Здесь  же   мы  и  остались   ночевать,  потому   как    аэропорт    был   щелястым  сараем,  в  котором   места   хватило   только   "для   пассажиров   с  детьми   и  инвалидам".    Я  так   помню,   и  прошу  извинить,   если  память    перепутала   некоторые   события   и  вокзалы   с  причалами.
  Но  вот  мы  снова  летим,   и  даже   толстое   стекло   иллюминатора    не  способно  скрыть    ведьминого    шабаша,    творящегося   за  бортом.   Там  сплошное   месиво    дождя,   снега   и   тумана.   Пропеллеры   с  трудом   и  пробуксовкой     прокручиваются   в    этой  слякоти,     и  если  например   левый   пропеллер   буксует,   а   правый   всё   же   вгрызается    в    туман,  то  самолёт    резко   бросает   влево   и  он  начинает   заваливаться  на   левое  крыло.  И  так  же  наоборот.  А  если   пробуксуют   оба    винта,  то    мы   проваливаемся    и  летим   вниз,  пока   не  поймаем    какую-то  опору   в  воздухе.     Такая   болтанка   продолжается   неимоверно   долго,  но  все   ведут   себя   мужественно  и  никто  никого   не   обрыгал.   Наконец   самолёт  стал  падать   вниз   что-то  очень  долго   и  наконец   затрясся - запрыгал   по   долгожданной   земле.  Ну  наконец - то!   Прилетели!
Бортпроводница   с  измученным   лицом   и  радостным  голосом  сообщает,   что   "Наш   самолёт    совершил   посадку   в   аэропорту  .....Белокаменная   Игарка".    Алыкель  опять  не  принимает   и  просьба   всем   пройти  в  здание   аэропорта  и  там  ждать   дальнейших   указаний   и  новостей.    На  улице    белесая   северная   ночь     конца   июня,  с  дождём   и   ветром,   и   с   тусклыми  огоньками  где - то  вдали.    В    зданиии  вокзала   так  же  холодно,  как  и  на   улице,  и  даже  туман   такой-же,  от  дыхания.    А  мы  одеты   по-летнему,    по  Красноярски,   наши  куртки  остались   в  багаже,   а  багаж   в  самолёте,  а  самолёт  закрыт  на  замок,   а  ключи  у  экипажа.    Безнадёжность    ситуации   заставляет    искать   пути   к  спасению,   в  таком   виде   нам   ночь   всё  равно   не   пережить,     необходимо   найти   наш  экипаж  и  достать  одежду.  Находим   их  довольно  легко,  в  комнате  отдыха   лётного  состава,   там  тепло  и  уютно,  стоят  бытылки   и  льётся    музыка.  Мужественные   пилоты   сидят  в  расстёгнутых   кителях   или   рубахах,  наша  бортпроводница    почему -то   сидит   на  коленях   у  одного  из   пилотов,  хотя   рядом   есть   свободные   стулья.   Мы  излагаем   просьбу,   но  она   не  находит   отклика   в   огрубелых   сердцах,  один   из  пилотов   отказывает   нам    ссылаясь   на   инструкцию,  а  другой   пытается   выбраться   из  кресла    с   угрожающим   видом,  забыв,   что   на   коленях    сидит   член   его   экипажа.     Мы  продолжаем  настаивать   и    дело    идёт  к  скандалу,  но  всё    исправляет   женщина,   даже   если   она   стюардесса,   она    потрепала   командира  по  щеке,   забрала   у  него   ключ,   накинула   на  себя   одежду  и  бесстрашно    пошла   с  нами   в   пургу.     А  поле  уже   было   белое  от  снега   и  стало  ещё   светлее.    Трясясь    и  стуча  зубами    мы  добежали   да   самолёта,  нашли  в   багажном   отделении    свои   сумки,  достали   куртки   и    всё   что   можно   одеть   под   них.   Излишне   упоминать,   что    всё  это   проделали  вместе   с   нами    и     другие   пассажиры   рейса.     Но  тепла   от  новых   тряпок    хватило   ненадолго,  скоро    они   остыли   и    перестали   греть.   Надо  было  опять   включать   смекалку.
  И  снова    выручил   наш   попутчик    по      железной   дороге,     его  звали   Коля    и    в  бескрайней    тундре    он    знал    всё.    Мы   пошли   в   сером  тумане   среди   каких - то  нескончаемых    заборов,   по  деревянным   тротуарам   прогибающимся     в   воду  по   щиколотки.   Да  и  если  по  колени - всё  равно  мы  были  давно   мокрые   и  выше.  Так     мы   пришли    в  магазин,   или   круглосуточный,   или   уже   наступил   полярный   рабочий   день.    Обрадованная   продавщица,   увидев   наше    безвыходное    состояние,     с   удовольствием    избавилась    от  нескольких   ящиков   неходового   товара,  огромных   бутылок - огнетушителей    с  тягучим   вермутом.  Такие   бутылки   не   применялись   даже   для   "коктейлей   Молотова"  потому,   что   не   разбивались   о  броню   танка,   но   проломить  эту  броню   были  вполне  способны.    Опорожнив  две  бутылки   прямо  на   прилавке,  согрелись,  и  перегрузив   остальные   в  несколько   сумок,  бодро  затопали   по  скользким  доскам   обратно.    Моё   повествование    всё  больше   напоминает   поэму   "Москва-Петушки"    Венедикта   Ерофеева,  но  из   правды   глотка    не  выкинешь,  да  и  вермут  -  это  не  плодововыгодное   и  не  муравьиный   спирт.    Мы  не   боялись,    что  самолёт   улетит   без   нас,    в    неподъёмных    сумках   мы    несли    заказы     от   всех  пассажиров,  включая     женщин   и   инвалидов   и  исключая   детей.    Они  бы  просто  выстроились    живым   щитом   и  не  дали   нас     бросить.
  И  здесь   у  меня   наступает   провал   памяти,   которая   вернулась   ко  мне    уже    в  общежитии   посёлка    Талнах.  Нет,   я  не  напился  до  беспамятства,  Боже  Сохрани,  просто  усталость   взяла    своё   и  всё  остальное  происходило   в   равнодушной  и    осмысленной   прострации.   Я  не  запомнил  перелёт    из  Игарки  в   Алыкель,   пограничную   проверку,  электричку (на  тепловозе)  до   Норильска,  оформление  и    направление,    дорогу    автобусом   до   Талнаха,    заселение    и  потом  сразу   стол   с  тушёнкой,   консервами   и  бутылками.   Но  про  это  другие     истории.
Tags: georgith55, Авторский текст, Приключения, Пропавший Boeing
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments