georgith55 (georgith55) wrote in otrageniya,
georgith55
georgith55
otrageniya

Category:

моё загубленное детство

Углубляясь  в   детские      воспоминания,   невозможно   пройти    мимо    вопроса,    что    же   и  когда   определило   мой   жизненный   путь,  который   и   привёл  меня  туда,   где  я  сейчас   стою.   Легче   всего   можно  было   принять  точку   зрения,   обожаемого    мной   американца   О*Генри,   высказанную   им   в   самом   знаменитом    рассказе   про  лошадь   по   кличке   Боливар - «Дело  не   в   дороге,  которую   мы   выбираем,  -  в  том,   что  внутри  нас,   заставляет  выбирать  дорогу».
Первыми    врагами    детей   всегда  были   взрослые.    Это  я  понимал   когда   сам  был   ребёнком    и   когда   стал  отцом   и  дедом.   Но   понимать -  это  одно,  вот   переступить   черту,   за   которой   понимание   становится   нормой  поведения -  трудно.      Взрослые - это  такое   скучное   и   бесполезное    создание,   вроде  чучела   кошки,   сколько    чучело  ни   гладь,   оно  не  замурлыкает.      И    взрослые   не  мурлыкают,   а  только   кричат   и    требуют,  заставляют  и  запрещают,  и     какая     от  них   польза.   Этим   антагонизмом   детей   и   взрослых    умело   пользуются    всякие   проходимцы.    Так  один    Крысолов    с   дудочкой   увёл   всех   детей   из   города  Гамельна,     больше   их   никто   не  видел.   В  другой  раз   попы -  известные   обманщики   и   мошенники,   объявили   Детский   Крестовый   поход,   набрали  несколько   тысяч    несмышлёнышей   и   повели   отвоёвывать    Гроб  Господень,   а   на   самом   деле   продали   всех    в  рабство   арабам.   Но  это   всё   в  просвящённой   Европе,    у   нас   бы   им   такого   ремня    всыпали,    что  дети   не   в     Иерусалим,    до   сельсовета     бы   не   доползли.     Россия   всегда  отставала   от   Европы,    вот   и  сейчас,    в   пропаганде   гомосексуализма   безнадёжно   отстаём.
Этот   детский  сад    строили    пленные   немцы,   и  стоял  он   на  Немецкой   улице     и   магазин  там  назывался   Немецким.    Это  всё   были  неофициальные   народные    прозвания,    на   самом     деле   магазин     гордо   назывался    "Гастроном"    или    "Бакалея",   а   улица   была   Советской,  но  детсад     был   точно   немецким.  Дом  был   одноэтажный,   деревянный,  на   высоком   фундаменте,   и  с   высокой    острой   крышей.   Я  бы   не  удивился,   если  бы    при   сломе   дома,   в  нём  нашли   труп    Мартина   Бормана    или  сейф   из   кабинета    Кальтенбрунера.    К   сожалению,     двери   на   чердак     и    подвалы  были   всегда   закрыты,    иначе   моя   жизнь   могла    стать    совсем   другой.   Но   и  на   скудном,      не  запертом    пространстве    жить  было  интересно.
За  мной     закрепилась     устойчивая   репутация   "склонного   к  побегу".      У  меня   есть   друг,    "топтавший "    настоящую   зону,   он  рассказывал,     что  его  личное  дело   в   спецчасти    было  перечёркнуто   красной   полосой,   наверное  моя  медицинская   карта   в   детсаде - тоже   была  перечёркнута,  прямо   поперёк   прививок.   Меня   постоянно  тянуло  за   какие-нибудь    сараи,   гаражи,   канавы,   а   уж  пустырь   со  свалкой   мусора  был  для  меня   "Необитаемым   островом",  хотя   Жюль  Верна   я    ещё   не  читал.    Положение    усугублялось,   что  нашлась   родственная  душа    в  лице   мальчика  Сёмки.    Наши    наивные   души   потянулись   друг   к  другу   и   мы   стали  сбегать   вместе.   Что  только   не  делали  несчастные   воспитки,   а  что  они   могли  сделать.       Стыдили   перед  остальными,   в    угол  ставили,  ограничивали   свободу:   -  "Вот   сейчас      все   парами,    взявшись   за   ручки,   пойдут   собирать   цветочки,  а   Игорёк   с   Сёмой   будут   сидеть   на  лавочке  и  никуда   не   пойдут,   потому   что  они   наказаны".   После  этого  мы   сразу   сбегали.   Наконец    эти   курицы   придумали    коварный   план,   они  привязали  нас   друг   к  другу   скакалкой,   а  другой   конец   скакалки  дали  держать  самой   толстой    и   послушной   девочке.   Разумеется,   узлы   были  самые   примитивные,  бабские,   а  девочка   не  искушённая    в   мужском   коварстве.   Нам   немного   стоило  уговорить   её,    что  "Вон  за  теми   кустами   растут   вот  такие   огромные   одуванчики",  так   в   связке   мы  проследовали  за   кусты,  а  там  связали     охранницу   этой  самой   скакалкой,  а  сами   убежали.    Наши  узлы   тоже  были   не  морскими,  но  она  была   настолько  поражена    таким    вероломством,   что  даже   не  попыталась    освободиться.   Мы   вдоволь  нагулялись    по  пампасам,   а  при  первых    признаках    голода    решили  возвращаться    ближе   к   кухне.   Нас  встретил   Содом   с   Гемороем;    дети  были  согнаны   в  плотную   кучу   и  заливались  слезами,   а    воспиталки  в   составе  2  или  3   штук,  красные  и  потные   носились  вокруг   заламывая  руки,   проклиная   судьбу   и    нас.   При  нашем   появлении    без  девочки,   вопли  стали  ещё   нечленораздельнее,  а  действия    бессмысленнее.   На  нас   пикировали   с   вороньей   бестолковостью   и    карканьем,   перебивали,  трясли  за  плечи    и  обещали   отправить   в  колонию,   а  родителей   посадить   в    тюрьму.   Мы    ничего   не  могли   понять,    потому   что  не  знали  за   собой   никакой    вины,   а  про  девочку   забыли.      Чем  больше  нас  трясли  и  орали,   тем  глубже   мы   уходили   в  несознанку   и   заливались   слезами  обиды  и  несправедливости.   Этим  бы  дурам   не  кричать   в  панике,   а  сразу   заняться   поисковой    операцией,   включить   план  "Перехват",     что  они,   охрипнув,   в  конце   концов   и  сделали.    "Потеряшку"    нашли   через  пару   минут   за   соседними    кустами,  всю   в   соплях  и   истерике.                                                                                                                                                          Кажется  тот  случай   остался   без   последствий,   наверное  на  нас  какое  то  время  смотрели  по  волчьи,  но  моя   задница   не  начинает   чесаться    от  воспоминаний,  значит  она   не  страдала.   В  то  время   люди  были  добрее   и   терпимее,  не  смотрели  телевизор  и  не  радовались   несчастьям  других.   Не  было  детских   омбудсменов,   не  пропускающих   случаев,   за  которые   их   могли  наградить  иностранные  работодатели.   Ну  и  слово - "омбудсмен",  чем  плохо  было  "попечитель  богоугодных   заведений   товарищ   Земляника"  или  "инспектор  Гороно  Илья   Н.  Ульянов",    а  омбудсмен - это   такое    тупое,   жирное   и   продажное.   В  тоже  время   безнаказанность  не  позволила  мне (нам)   сделать  соответствующих   выводов   и  встать  на  путь   исправления.


И  случай  не  заставил   себя  ждать.    Сёмка   принёс   из   дома  октябрятскую   звёздочку,   не   железную  (алюминиевую)   с   красными  лучами,   а   пластмассо-рубиновую,   полупрозрачную,   с    фотографией   кудрявого   херувима  внутри.   На  звёздочке   не  было   застёжки,    но    это     не    снижало  её  ценности,    мы  же   не  были  октябрятами.   Сёмка   и  я,   как   приближённое   к   артефакту   лицо,    сделались   предметом  зависти   всех   остальных.  Так   как   из  детского   эгоизма,   мы  гордо   отвергали   посягательства:   "Дай   подержать"   или   "Дай   поносить",  к  нам  был   применён  испытанный   метод   провокации.  Дело  в  том,   что  пол  в  нашей   палате   был  довольно   щелястый,  в  некоторые   щели   свободно   проходил  детский   пальчик,   и  бывало  застревал  там.   Один  раз   пришлось  вызывать  плотника,   и    тот    как  то  разжал  доски.    Вот  нам  было   предложено  попробовать,   а  не  пролезет  ли  наша   звёздочка   в  такую  щель.   Не  ответить   на  такой   вызов   мы  не  могли -  попробовали   и  пролезла.  Вся  остальная   группа   порадовавшись  нашему  горю,  тут  же   про  всё  забыла   и  занялась  обычными  играми,   а  мы  остались   со  своей   заботой.  Из  щели  нам  грустно   и  тускло   поблескивало   рубиновое   сокровище,  до   него    было   чуть     дальше   наших   курносых    носов,   а   как  достать.    Это  сейчас,   когда   я  уже   умею   вытаскивать   деньги   у   брата    из  копилки   и  выкачивать  спирт    из   фляги   в  закрытом   сейфе,   подобная   проблема   - вовсе  не  проблема,   а  тогда.   Мы  до  конца  дня  так   и  просидели   над  щелью,   поминутно   припадая   к  ней   воспалёнными  глазами.  Нас  периодически   сгоняла   воспитательница,   или   сдвигала   шваброй   техничка,  но  мы   упрямо  возвращались   к  месту  трагедии.   В  конце  концов   нам  пришёл   простой,  но   действенный   план:   "Надо  остаться   в   садике,   когда   все   уйдут  домой,   а  мы  останемся   вдвоём   и  достанем   звёздочку!".   Мы   не  думали,  как  будем  её   доставать,  когда  останемся,  и  как  нас  могут  здесь  забыть;   главное  -  дождаться    когда   все   уйдут.   Мы  спрятались   в   каморке     под  лестницей,   где  технички   хранили   свои   вёдра,   швабры   и  тряпки,    там  было   почти  темно,   а   мы  ещё  забрались   в  дальний   закуток,   притаились     и,    конечно   уснули.   Не  знаю  сколько  проспали   и  как  проснулись,  может   на  нас  наткнулись,  может  сами   вышли,   но  было  много  людей   в   форме   и  в  штатском  (наверное   омбудсмены),  не  было  только    дяди   Юры   Никулина    с   Мухтаром.    Заплаканные   мамы   счастливо  целовали  нас   между   шлепками   и  обещали   -  "ну  мы  только  домой    приедем".   А  звёздочка   так  и  пропала.
На  этом  наше  ОПГ   с  Сёмкой   закончилось,   потому    что   меня   перевели   в  другой    детсад,      но   не   в  целях   пресечения  очередных  преступлений,    а   в  связи   с  переездом.      Не  знаю,  где  теперь   Сёмка,    может  стал    геологом   или   бомжом.

 Мой  новый  детсад   был  действительно  новым,    каменным   и  двухэтажным,   но  я   пришёл   в   него   со  старым   багажом    скверных   наклонностей   и  дурных   привычек.     Моя    тяга   к   побегам   не  могла   здесь   воплотиться    в  полной  мере,   вокруг   было    все  застроено   домами,   не  было  пустырей   и  оврагов   и  нас   не  выводили    за   огороженную   территорию.   У   каждой    детской   группы   была   своя  площадка    с   крытой   верандой    от  дождя,  качелью,  мостиком,  лесенкой    и  песочницей.   Было  тесно  и  скучно   и  мы  развлекались   как  могли.   Однажды   кто  то  принёс   целую  папиросу  и  спички,  мы  зажгли  папиросу   за  глухой   стенкой   веранды   и  со  страхом  втягивали  носами  дым,  взять    в   рот  никто  не   решился.   В  другой  раз   нашли   мёртвого  воробья    и  целых  два   часа   устраивали  ему   похороны.   Скучно.   Но  хуже   всего   было,   когда    нас   в   плохую    погоду   не   выводили    на   улицу.   Это  всё   чепуха,    что  дети  любят   игрушки;    отбирать    и   драться   из-за  игрушек   -   это   другое  дело.   Кубиков   и  машинок   было  полно,    и   был  какой  то    картонный     бинокль,  разумеется   без   стёкол,   он  лежал   всегда   никому   не  нужный,     но   стоило   только  его   кому - то  взять,   так   сразу   находились   претенденты.   У  меня  была   групповая   фотография,   где   я   в  матроске   и  с  этим  биноклем,  не  знаю,   как   он  мне  достался,  -  я   "мазу"   никогда   не  держал.   Воспиталки,  в  рамках   программы   обучения,      занимали   нас   разучиванием   стихов   и  песен,  про  ёлочку    или   зайчиков,  но  нас   уже   интересовали   другие  стихи.     Откуда  то  они   приходили,   наверное  от   старших   братьев,   не  ЦРУ  же   этим   занималось.  Память   у  меня   была  хорошая,   складные   стихи   я  запоминал   с  лёта   и,   не   вникая   в  их   смысл,   делился   с   окружающими.
Однажды    я   пришёл   из  садика,    анонсировал   своё   выступление,  усадил    родителей   на  диван,  сам  зашёл  за   штору,    сделал  эффектный   выход    и  начал  декламацию:
В  лесу   произошёл    переворот
Ворона    ё..я     в  рот
У   фраера   кусочек   сыра   пиз...
И  взлетев   на  сосну
Тихонечко  вздохнула
Что  мало  сыра   пиз...
На  ту  беду   легавый   волк
Лису   паскудницу   волок......
Дальше  следовала   полная   басня   Крылова   с   сюжетом   и   моралью,  которую   родители   слушали   раскрыв    рты.  Они  были  так  заворожены   выступлением,   что    не  решились   прервать,   и   я   торжественно  закончил.   Почему  то  я  подумал,   что  здесь  надо  притопнуть  ногой  и  выкинуть   вверх   правую   руку:
А  что  мне  волк
Я  и  слону   давала
От   мишки  делала   аборт....
Самый   конец   я  не  помню,    наверное  его  выбили  из  памяти   рукоплескания,  которые  мне  устроили  счастливые  родители.    Но  помню,   что  мне  обещали  отрезать  ножиком  язык  и  кинуть  собакам.   На  информационное    поле  этот  случай   никак   не  выплеснулся,  наоборот,  именно  этого  больше  всего  и  боялись.    Опять,  какие  это  были  времена.   Сейчас  бы  родители  заставили   ребёнка     всё   повторить  на   видео,   выставили   в   ЖЖ,   и  ЮТУБ,  собрали  лайки  и  устроили   обсуждение   и  расследование    в   интернет-масштабе.  Может  быть  были   приглашены   на  передачу   к   известному   собирателю    дерьма   Андрею   Малахову   или  ещё   куда (не  смотрю,  не  знаю,   не  хочу   и    не  буду).    Но  воспитательниц  бы,  точно   уволили.
   Мне   строго- настрого     было   приказано    забыть  про  этот  случай   и  эти   стишки,    и   нигде   не  вспоминать,    особенно   в   садике.    Приводя    меня  или  забирая,    родители   виновато  и  настороженно   поглядывали  на  других,   а  вдруг  кто  знает   об  их   позоре.    Впрочем,   приходили  они  редко,    времена  были   застойно-тоталитарные,  тогда   не  было   гражданских   свобод   и   педофилов   и  дети  ходили   без  опаски  через  чужие  дворы.   Мой  дом  от  детсада   находился   в  трёх   кварталах    и    я  приходил   и    уходил   самостоятельно,   как  и  все  остальные.   Разумеется,   родители  оставляли   своё   письменное    согласие  на  такую   расконвойку.   А  вот  для  моих  детей     такого   блага   уже   не   существовало,   а   что   бы  забрать   внуков - идентифицируют   чуть   ли   не   по   радужной   оболочке   глаза,   а   скоро   ДНК   будут  сравнивать.   Куда  идём,   раньше  была  "страна   дураков",   теперь  "время   идиотов".
Tags: georgith55, Детство
Subscribe
Buy for 50 tokens
Если Вы хотите минимум 2 недели просыпаться и уже быть красивой, без макияжа, то Вам к нам http://www.imamura.ru/москва Наращенные ресниц не только придают яркости взгляду, но и скрывают припухлость век, меняют форму глаз, скрывая недостатки и подчеркивая достоинства. В нашем салоне работают…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments