"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in otrageniya,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
otrageniya

Столица российских масонов (часть 7)



Семиборские архитектурные львы


  В конце 19-го века в еврейском местечке близ Житомира в семье небогатого резника и псалмопевца в местной синагоге Ефима Тойтельбаума родился мальчик, которого назвали Аароном. С детства Аарон проявил высокое искусство рисования. Он рисовал везде и всюду, где это только было возможно - и камнем на мокром песке на речном берегу, и веткой на пыльной дороге, но, разумеется, лучше всего его рисунки получались карандашом на бумаге. И люди, и животные, и природа у него получались такими необычными, словно они действительно были живыми и только лишь на минуту прилегли на бумагу, чтобы передохнуть от своего беспрестанного движения.
Казалось бы, родители Аарона должны были петь от счастья, что их еврейский Бог наконец-то смилостивился над их почти бедняцким, за тысячи лет ничем особым не отметившимся родом, прислушался к протяжным и жалобным распевам отца в синагоге и все-таки послал им талантливого ребенка, который их и обогатит, и прославит на всю Россию! Но не тут-то было... Еврейское происхождение Аарона тут же ставило почти непреодолимые преграды перед развитием его таланта. Во-первых, Аарон обожал рисовать людей, а иудейская религия строго запрещает изображение живых тварей! И вскоре и раввин в их синагоге, да и все прочие евреи их местечка стали колоть Ефиму Тойтельбауму глаза, что его сын ведет себя крайне непотребно! Вопреки Завету! Рисует, подумать только -  людей!!!

Запретить сыну рисовать Ефим был не в силах - Аарон все равно продолжал это делать. Но теперь только украдкой. Буквально по ночам - и никому не показывая своих произведений. И это страшно коробило и угнетало Ефима! Потому что он устал жить украдкой. Все его предки и он сам всю жизнь жили именно так - УКРАДКОЙ. Потому что были евреями, то есть для всего остального христианского мира людьми отверженными! Вечно во всем виноватыми и поэтому всегда презираемыми и гонимыми! Как бы вовсе и не человеками... А во-вторых, их семья проживала в черте оседлости, то есть они были почти намертво прикрепленными к своему местечку, были рабами своего городка - и тем самым в остальную великую Россию им въезд был навсегда закрыт! И всё это только потому, что они - опять же нехристи. Евреи... А чтобы из нищего еврея выбиться в прославленного и богатого художника, нужно было ехать непременно только в Санкт-Петербург. В прекрасную и сияющую золотом русскую столицу! Выдержать там кучу сложнейших вступительных экзаменов в Академию художеств. Проучиться там на нищенскую стипендию пять лет. И после этого суметь заслужить известность и начать получать заказы от важных придворных особ на создание их парадных портретов - во весь рост! В шелковых блестящих рубашках. И непременно, всеобязательно с гирляндами бриллиантовых орденов на позолоченном мундире!

Еврею даже мечтать об этом было невозможно! Судьба уготовила Аарону продолжить тяжелый путь его отца - стать таким же, как и он, резником скота, а именно: в кровавом фартуке с длинным мясницким ножом наперевес ходить по дворам их местечка и за небольшую плату убивать скотину по всем строжайшим правилам талмуда. А вечерами по пятницам во время встречи шаббата долго и заунывно петь соломоновы псалмы и горестно и бесполезно плакаться не известно кому о своем великом и навечно загубленном таланте...

И тогда Ефим восстал против своего жестокого и такого несправедливого Бога! Тайно от всех он скопил денег, договорился с кем надо и купил для сына паспорт на имя малороса по имени Федор. Паспорта в те времена были без фотографий, так что обман можно было скрыть очень легко, но только для этого нужно было навечно уехать из родительского дома, от всех местечковых свидетелей его настоящей, еврейской, жизни - то есть стать самым настоящим изгоем и начать жизнь абсолютно заново, с абсолютного нуля. И не просто с нуля - но превратиться в РУССКОГО. Отречься от своего еврейского Бога! Тем самым предать его! Стать для Бога навечно прОклятым! А для правоверных евреев, какими были и Ефим, и его сын Аарон, это было подобно смерти! Потому что евреев, перешедших из иудейства в православие, родственники обязаны были оплакивать в синагоге так, словно те уже умерли...

  Но Аарон был готов к такому великому подвигу! И тогда отец благословил его, вручил ему его новый паспорт, поцеловал на дорогу, дал немного денег, чтобы купить билет на поезд, и они расстались навсегда...

Вот так урожденный местечковый еврей Аарон Ефимович Тойтельбаум из угнетенного провинциала из-под беззвестной житомирщины превратился в уроженца вольной Одессы абсолютно свободного гражданина Российской империи Федора Осиповича Ливчака!

Закончив академию художеств сразу по двум классам - портретной живописи и зодчества - Федор не смог остаться в столице. Петербург был очень дорогим городом для недавнего студента, не имеющего никакой поддержки со стороны, и поэтому был вынужден искать место где-то в провинции. Сочувствующие его таланту люди подсказали, что ему нужно ехать в Семиборск - потому что там этим жарким летом случился огромный пожар, выгорело три четверти города и поэтому заказов от богатых людей у архитектора будет предостаточно. Так Федор и сделал. Он понятия не имел - ЧТО это за город и вообще услышал о нем впервые. Ему только сообщили, что там почему-то проживает очень большое количество весьма и весьма родовитых дворян, что город является как бы всероссийским "дворянским гнездом", и по секрету полушепотом добавили, что это вовсе не случайно - что там с головами местных князей, графов да баронов не совсем всё в порядке... И что будто бы творится там, в этом городе, что-то нечистое... мистическое... страшное!..

Федор по молодости лет и вообще по восторженной пылкости своей естественной натуры не придал последней этой фразе ни малейшего значения. Наоборот, она, эта фраза, его привлекла своей таинственностью... Загадочностью... То есть тем самым, чего так не хватает молодым людям, еще не имеющим никакого жизненного опыта, и потому желающим невиданных, книжных романтических страстей! И по этой причине Федор тут же собрал все свои небогатые пожитки в один небольшой саквояж и вскоре уже плыл пароходом вниз по Неве, потом по Ладоге, Свири, по Белому озеру, а затем уже и по Волге вниз - из Петербурга в Жигули. Стояла уже осень. Обширные леса вдоль Волги окрасились в желтые и оранжевые, а кое-где даже в пурпурно-красные наряды, и потому Россия походила вовсе не на холодную северную страну со скудной жухлой растительностью, а скорее на африканские джунгли с их огромными цветами всевозможных расцветок! А отчаянный птичий щебет по утрам мало чем отличался от криков попугаев!

Насколько поразила Федора волжская отчаянно нарядная природа, настолько привел его в ужас вид сгоревшего Семиборска... Город весь лежал в руинах, словно после войны! Повсюду были одни только глянцевые на солнце головешки бывших огромных бревен, торчащие трубы полуобвалившихся от нестерпимого жара печей, и над всем этим витал ничем не истребимый запах гари, от которой постоянно першило в горле... Картина была жуткая! Обнищавшие и голодные погорельцы толпами валили из города в соседние деревни в надежде найти там хоть какое-то пропитание и временный кров. У папертей многочисленных каменных и потому уцелевших от огня церквей стояли сотни грязных детей и старух, которые просили подаяния. Многие уже не могли стоять и вообще двигаться и поэтому лежали в пыли...

Уцелели дома лишь на центральных улицах - потому что все они были сплошь кирпичными и их железные крыши защитили здания от падавших сверху раскаленных углей.

Федор едва успел снять угол в одном из таких доходных домов, как к нему в дверь уже настойчиво и превесьма громко постучали! Федор даже не успел крикнуть "войдите", как дверь уже широко и вольно распахнулась! Это пришел улыбчивый средних лет бородатый купец в щегольском ярко-малиновом полукафтанчике, в желтой шелковой рубашке, с синим шейным платочком, завязанном бантиком, и с золотой толстой цепочкой от карманных часов через всю грудь! С первого взгляда было видно, что он - хозяин очень крепкий! Что он за ценой не постоит! И так оно и вышло. Купец прямо с порога, безо всяких излишних предисловий, предложил ему составить архитектурный план его нового ПЕРВОКЛАССНОГО дома, который он будет строить взамен сгоревшего. На вопрос изумленного Федора, откуда купцу известно, что он, Федор, является архитектором, тот с хитренькой купеческой пройдошеской ухмылкой, посверкивая золотой коронкой во рту, ответил, что дескать "молва в России впереди человека быстрее зайца бежит!" Что прибытия его, Федора, тут давно уже все ЧЕСТНЫЕ ТРУЖЕНИКИ ждут с огромным нетерпением! Что архитектор в их маленьком городе до сей поры был всего один, и что очень уж он, пёс такой, подозрительный... С  французской фамилией Шодэ... "Что старается он вовсе не на простого русского человека-купца, а всё больше на именитых бездельников дворян, которые никогда не работают, а только всё чаи из фарфоровых блюдечек на своих "мАниатюрных показных балкончиках с расписными чугунными пистончиками да фистончиками распивают! Да еще на балах их бабы всеми своими кипучими жирами трясут да  толстые свои зады в шелковых ярких турмандаринах кажут"! И что строит он им не нормальные "российского покроя чисто купеческие! крепкие! дома, а сплошь какие-то проклятого вида немецкие острые, как рыбий скелет, соборы со львиными мордами над переднИцей да глупыми детскими петушками на крышах!"

Федор впервые в жизни услышал столь загадочное слово "турмандарины"... Видимо, это было произведением местного весьма колоритного народного творчества. Подивился также сочетанием этого слова с названием покроя женских нарядов на балах! Федор сразу понял, что попал он в город действительно не простой. Что здесь идет какая-то тайная внутренняя война тружеников с аристократами-захребетниками, и потому постарался максимально угодить вкусу своего самого первого заказчика. Он прямо тут же, в какие- то полчаса, обсудил с купцом замысел его будущего дома, набросал ему относительно подробный план-рисунок. Особенно красиво Федор изобразил на бумаге будущий фасад с многочисленными лепными скульптурами поверх окон. И купец пришел в полный восторг! Он буквально закричал, что его "дом будет дворцом куда как поядрёней рыбохвостых боярских немчинских да Хранцузских хором! Что их обглоданным домам-селедкам самое место только на свалке"! И они с купцом, абсолютно довольные друг другом, тут же ударили по рукам! Прямо здесь же купец отвалил Федору огромный задаток! Они распили четвертинку, которую хитрый предусмотрительный купчина заранее принес с собой в кармане. Напоследок разошедшийся купчик погрозил кулаком куда-то вдаль и крикнул с гордостью:

 - Вот то-то будет вам ужо! Французам-толстопузам! Мы своё, русское, вам, обглодышам, ИШШО ой как покажем! Мы вам в вашу рылью морду кулаком ой как всем изобразим!..

 И, громко хлопнув дверью, торопливо буквально выскочил на улицу! Разгоряченно поймал на тротуаре пролетку и умчался на ней, словно за ним гнались! И через десять минут вслед за ним на улицу - осмотреть новый для него город более внимательно и подробно - Федор вышел уже весьма и весьма зажиточным мещанином!

 Действительно с первого же взгляда опытного в архитектуре человека было видно, что дворянские особняки Семиборска почти все носили отпечаток некоей западности, вычурной и слишком уж упорно бьющей в глаза высокомерной нерускости! И особенно ярко этим отличались дворцы на Покровской - сиречь Каменщиковой - вулице. Здесь они все буквально кричали: эй вы, солопные да холопные, армячишные да грешно-гречишные, заскорузлые в своих пропахших лошадиным пОтом мешковинах русские людишки, чтоб ни дна вам ни покрышки! А ну, гляньте - какие мы все вокруг вас яркие да выпуклые! Ганзейские да европейские! Католические и готические! Хоть и принадлежим мы вовсе не немцам или французам, а всё своим же, сугубо российским, богачам. Но все равно принадлежим мы ОСОБЫМ, загадочным людям! И такие приторно холёные, крендельно выделяющиеся все мы здесь отнюдь не случайно - мы хотим задавить вас, тупых и тулупных российских мужиков, своей тяжелой и железной рыцарской мощью! Пронзить ваши взгляды и умы остротой наших высоченных крыш-пик!

 Несколько домов были и вовсе с контрфорсами, словно это были храмы навроде парижского Нотр-Дама. Хотя в данном случае контрфорсы были здесь абсолютно не нужными и здравомыслящей, с тонкой игрой мысли, архитектуре даже враждебными - они лишь утяжеляли общий вид зданий, которые первоначально совершенно очевидно задумывались очень легкими и изящными, как полет поэтической музы! Однако эти злосчастные контрфорсы тем не менее все равно были здесь поставлены. Почитай, на зло всем! Ради пустейшей показухи. Во имя ублажения провинциальной бесвкусицы хозяев. И в первую очередь на зло самому архитектору! И поставлены именно для того, чтобы буквально убить не привыкшего к подобной ажурно-бестолковой архитектуре русского человека. Унизить его! Чтобы он, узрев всё такое тяжелое, давящее на психику благолепие, придя домой, с горя пинул свою собаку во дворе, хватанул стакан водки в кухне, тяжело со всего размаху после этого стукнул бы кулаком по столу и простонал заунывно:

 - Да-а... Какие же мы, русские, по сравнению с великим Западом, все-таки еще совсем-совсем неумытые гряземордые свиньи! Полное быдло... Куда уж нам до нее, до великой и просвещенной Европы! Никогда нам не выбраться из нашей родимой провинциальной грязи... Так вот, с коркой грязи на морде, и подохнем здесь, в русской глуши... И такими же грязными в гроб нас положат... И такие же грязные рожи за нашим гробом пойдут... И в ту же самую грязь нас навек и закопают... Из грязи - опять во мрази!.. Эх, мать твою!..

 И запьет после этого человек на месяц! А то и вовсе сопьется навсегда... А если и не сопьется, так останется у него в душе вечная зарубина - презрение к своей собственной стране-матери! К собственным родителям... К народу и церкви, которым он от рождения своего принадлежит... И по месту своего предстоящего когда-нибудь погребения навечно принадлежать будет...

 И еще особо важную и слишком уж подчеркнуто повсюду присутствующую деталь заметил на всех этих псевдокатолических зданиях Федор - это были огромные изображения в анфас огромной клыкастой головы льва с крыльями на спине. Они присутствовали на Каменщиковой улице абсолютно на всех фасадах. И эти львы были вовсе не гербом какого-то знатного и древнего рода. Нет, тут было что-то иное. Загадочное... Таинственное... Эти львы поражали не взгляд, а - мозг. ПОДСОЗНАНИЕ... Они, если смотреть на них хотя бы минуту более внимательно, начинали угнетать волю прохожего, властно подчиняли его себе! Было в их изображениях что-то неправильное! Даже ужасное! А вот что конкретно - совершенно не понятно... Потом Федор долго ломал голову об истоках или причинах возникновения фигуры этого крылатого льва именно в Семиборске. Он рылся в библиотеке и не нашел там ровно ничего. Если поразмыслить чисто логически, то выходило, что по своей стилистике этот псевдогерб мог принадлежать древним грекам. Но нигде у них, ни в одном их полисе-государстве не было именно ТАКОГО - жестокого, с гипнотическим всеподавляющим взглядом - фантастического животного. Наоборот, у мягких, просвещенных, философичных греков и львы на фасадах были тоже ДОБРЫМИ. Они со своими волнистыми гривами на почти улыбающихся головах напоминали скорее цветочную корзину на вершине прекрасной легкомысленной коринфской колонны.

 Ничего подобного не было также и у римлян. Римляне обожествляли железо! Оружие! Кровавую безжалостность! Недаром символом их власти стал орел с огромными когтями и загнутым клювом величиной чуть ли не с четверть всего его орлиного тела! Тут сразу было видно, что эта тварь со стальным взглядом растерзает любого, кто ей не понравится! Не задумавшись ни на секунду! И перья у нее на крыльях были тоже СТАЛЬНЫМИ! Они на барельефах и рисунках буквально звенели своими пластинами! И здесь сразу же всё было понятно! Это - зримое воплощение кровавой мощи! Это - ИМПЕРИЯ!!! А что такое лев? Всего-то навсего гривастая кошка... Причем очень игривая и ленивая по своей сути. Лев все время разнеженно лежит в своей Африке, греется на солнце и ждет, когда львицы из его гарема сходят на охоту, догонят жирную, разъевшуюся и тяжелую антилопу и принесут ему уже готовую теплую пищу. Ешь - не хочу! Нет, лев - это не символ власти и мощи. Тут нечто совсем уж "закопанное" в давно умершие мифы и предания... И крылья у этой кошки на фасадах семиборских домов были вовсе не хищными, а скорее изящными, как легкомысленный взмах платья у юной балерины во время исполнения адажио из нежного "Щелкунчика"... Нет, было совершенно очевидно, что этот лев вовсе не тяжеловесный герб высокомерного дворянского рода, напичканный всем понятными графическими знаками, а нечто более значимое и таинственное! Смысл которого намеренно скрыт ото всех... Скорее он напоминал знак какого-то тайного общества... Но какого именно?

 Из всех тайных обществ Федор знал о существовании в России только одного - масонов. Но это общество только именовалось тайным, но на самом деле было широко распространенным именно в дворянской, аристократической среде. А знак масонов - глаз в треугольнике (всевидящее око) - был отлит из металла, позолочен и в качестве огромного барельефа размещен и вовсе на фронтоне Казанского собора в Санкт-Петербурге! Также масонский знак "глаз в пирамиде" есть и над иконой Божьей Матери внутри Исаакиевского собора. То есть в своих начертательных атрибутах масонство легко проникло и закрепилось даже внутри православия - чего православие допустить уже никак не могло, поскольку священники в вопросах привлечения к своим святыням паствы и угождения правящему монарху никаких иноземных конкурентов к себе и на сто верст близко не подпускали!

 И по всему выходило, что не в масонах тут дело. Но тогда в чем же?..
Tags: !История, !Расследования, sergey voronin, Альтернативная история, Загадки истории, Семиборские масоны
Subscribe
promo otrageniya апрель 14, 06:25 67
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments