Вячеслав (cheslavkon) wrote in otrageniya,
Вячеслав
cheslavkon
otrageniya

Categories:

АБАН (1)

   Почти тридцать лет я вспоминаю тот холодный день конца октября в маленьком городишке Абан Красноярского края, куда прилетел по делам.
Была пятница, рабочий день закончился, я шёл из партии в районную двухэтажную, замызганную, гостиницу. Встречный ветер гнал по улицам мелкую снежную, и не только снежную, пыль, проникающую под одежду, да и одет я был не по сезону, легко.
На главном, без светофора, перекрёстке городка, на углу, стоял деревянный магазин с громадной вывеской «Гастроном».
У входа в магазин продавали свежую рыбу – гольянов, по 32 копейки за килограмм. На холодном ветру стояли в очереди человек семь, продавщица в полушубке, поверх которого был надет рваный белый халат, в резиновых, диэлектрических перчатках, взвешивала рыбу и высыпала её в сумки, покупателей. Некоторые гольяны были ещё живы – их, наверное, недавно выловили в озере, недалеко от города.

 Купив в магазине двадцативосьмиградусную «Тминную», я вышел на улицу, где с ещё большей силой дул ветер, летела снежная, вперемешку с песком, пыль.
По дощатому тротуару, навстречу ветру, я дошёл до гостиницы. У входа стояла «Семёрка», крутая и новая, по тем временам, машина. На первом этаже гостиницы, за стойкой, отделанной вагонкой, крашеной в голубой цвет, сидела и что-то вязала унылая особа, обесцвеченная перекисью чуть не до облысения. Здесь было, не как на улице, но тоже холодно.
Когда я уже входил на лестницу, администратор окликнула меня:
- Вырва! Ключ от номера возьмите! Я там ещё по одеялу на кровати положила - батареи-то почти холодные.
Вернулся, взял ключ, а уже у лестницы услышал голоса людей. Из всего разговора я понял только одно: «Пять тонн помидоров, 1000 кубометров леса».
Со второго этажа спускались четверо, среди них был тот бухарский еврей, снабженец из Самарканда, которого я видел в Красноярске, в гостинице «Ангара». Увидев меня, все они замолчали и вышли из гостиницы к «Семёрке».

 Я настолько замёрз, что с трудом поднимался по лестнице. Входя в коридор второго этажа, я почуял, что кто-то идёт вслед за мной.
Замёрзшие руки не слушались меня, и я никак не мог вставить ключ в замочную скважину.
- Никак открыть не можешь? Давай, помогу! Я посмотрел налево и увидел молодого, лет сорока, здорового, мужика, стоявшего у, уже открытой, двери своего номера. У его ног стоял чемодан и туго набитый рюкзак.
В дублёнке, в ондатровой шапке, на ногах унты, он подошёл и открыл мою дверь.
- В такую погоду только водку пить, а мы тут мёрзнем. Не против?
Я не был «против», только уж больно напористым он мне показался.
Мы вошли ко мне, я разделся, протянул руки к батарее отопления, но она была комнатной температуры.
Гость тоже разделся, принялся открывать бутылку, которую я вытащил из кармана пальто. Он заглянул в тумбочку у моей кровати, вытащил оттуда пачку печенья «Привет», потом спросил:
- Больше-то ничего что ли нету? Я сейчас, мигом.
Вернулся он минуты через 2-3 с трёхлитровой банкой красной икры.
- Вот, от братана, с Камчатки, везу. А то печенье…. Какая это закуска?
- Гена, - представился он.
- Саша.

 Мы выпили, икра с печеньем мне показалась такой дрянью, что….
Водка не грела, в комнате было холодно, за окном ещё холоднее, ветер не прекращался, а только усиливался, изменив своё направление с восточного на северо-восточное, иногда переходившего на северное.
Когда он дул с Севера, бумажные ленты, которыми было заклеено окно, колыхались, издавая при этом шелестящие и щёлкающие звуки.
Гена ещё налил, выпили, разговорились. Вернее, разговорился он. Я же всё никак не мог согреться.
- Геофизик, говоришь? У меня брат – геофизик, на Камчатке, в Елизово, работает. К нему и летал, думал у вас, в геологии, платят хорошо, а узнал, наряды больше 300 рублей прямого не пропускают. Сюда зарулил, в аэропорту один мужик сказал, что здесь в леспромхозе можно хорошо заработать. Тракторист - я. Ты чего такой кислый? Не пьёшь особо, закусываешь плохо.
- Не согрелся ещё, да и икра с печеньем не лезет. Картошки бы варёной, горяченькой….
- Да, напротив гостиницы одни частные дома с огородами, любая хозяйка ведро картошки продаст. Твоё желание, я подсказал путь, теперь твой ход. Иди, купи, а я договорюсь с дежурной, как сварить. Разрешит! На всю гостиницу мы – двое, сама она сказала, был ещё кто-то, но с леспромхозовскими уехал. Иди, иди!


                                                                                                                  (Продолжение следует)


Tags: cheslavkon, Россия, Судьба
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments