teplenkij (teplenkij) wrote in otrageniya,
teplenkij
teplenkij
otrageniya

Categories:

На нашей улице в три дома...

ильич001

Начало здесь. Это, вроде как продолжение.

С западной стороны моего дома, сколько себя помню, находилось панно в типичной советской стилистике. На фоне промышленных зданий куда-то шагали рабочие  – двое мужиков и женщина с голубем в руках.  Над ними летела ракета, а еще выше ракеты – голова профессора Доуэля. Ну не Доуэля, конечно, а Владимира Ильича Ленина. Сейчас, наверное, мальчишки, живущие в моем родном дворе, понятия не имеют ни про того ни про другого, но панно, вроде бы еще цело и отделённая от тела, и вообще от всего земного, голова, так и парит над идущими в никуда рабочими. В нашем дворе ходили разные толкования изображённого, особенно, по поводу головы. Возможно, это было такое графическое воплощение строк: «Нам солнца не надо, нам партия светит», или цитаты из государственного гимна: «И Ленин великий нам путь озарил»? Не знаю. В детстве сюжет и детали всей этой композиции странными не казались – она просто витала над нами, незыблемая и непознаваемая, как сама Советская власть. Так я много лет мирно сосуществовал с концепцией социализма. Она  - вверху, я – внизу.
Под ней находились гораздо более интересные вещи:  высокое деревянное крыльцо (отдельный вход в детскую молочную кухню), откуда здорово было прыгать вниз, отбивая пятки об гулкий и бугристый асфальт. А еще – огромные дощатые ящики для дров и угля, где можно было вволюшку повозиться, позанозить себе пальцы, и уделаться  как трубочист, к ужасу мамы. Мне очень нравилось возиться в угле, я же делал это не просто так. Я хотел найти там отпечаток какого-нибудь древнего растения, или ящера (хотя бы крохотной ящерки, уголь, конечно, был мелковат для того, что бы надеяться найти там что-то серьёзное). Ничего я там ни разу не нашёл, но сам процесс тоже доставлял удовольствие.
Другое любимое место для игр у нашего двора, находилось у старого ж/д вокзала, обнесенная косым деревянным забором гора Зелёнка чуть в стороне от путей. Горой Зелёнкой её называли мы, так это скорее тянуло только на небольшой холмик. Самое главное – это как раз забор, он был не очень высокий, и хотя сверху по нему была пущена колючая проволока (без тока, к счастью), младший школьник или даже дошколёнок вполне  мог перелезть. Место только надо было знать, и мы – знали, там, где ограда чуть пониже,  проволока практически сорвана, да еще и доски немного покосились, образуя опору для ног. Перелезая через забор, мы переносились на «ничейную» территорию, где практически не встречались взрослые.
Собственно этот холм – Гора Зелёнка, всего лишь насыпь над бомбоубежищем с двумя входами на противоположных сторонах холма и с шахтами вентиляции наверху. Однажды мы застали дверь открытой. Несколько ступенек вели вниз, но сразу под лестницей стояла вода, в конце длинного затопленного коридора светилась лампочка, закрытая решетчатым колпаком, а еще там торчал из воды стул. Самый обычный с железными ножками, спинкой и сидением, сделанными из многослойной крашеной фанеры, такие стояли тогда в конторах и залах ожидания. Дальше ничего не было видно, но уже по этому стулу, было понятно, что ничего особенного там и нет, такие же скучные стулья, может быть еще какая-нибудь казённая утварь. А мы-то себе фантазировали! Если у вас нет поблизости замковой башни или каких-нибудь графских развалин, бомбоубежище или старый заброшенный вокзал тоже сгодятся.

вокзал


Кстати, вот он, этот вокзал, японской ещё постройки. Я помню, правда, совсем смутно, как от него уходили пассажирские поезда. Он был прямо через дорогу от нашего дома, поэтому, естественно, мы всегда опаздывали на поезд и бежали бегом. Потом вокзал перенесли на окраину города, а в этом здании устроила себе штаб-квартиру вся окрестная шпана. По железной лесенке было очень удобно забираться на второй этаж и носится туда-сюда по шиферной крыше, рискуя провалиться. В конце 80ых здание снесли, причём весело и с огоньком, в прямом смысле слова – подогнали пару пожарных машин, чтобы огонь не перекинулся дальше, а вокзал спалили.

Но всё равно, каждую ночь громыхали вагонные сцепки и прямо напротив наших окон, со стороны товарной станции, вспыхивали огромные железнодорожные прожекторы на решетчатых стальных башнях гиперболоидов, и тени от веток за окном причудливо сплетались с узорами на занавесках. Пока родители спали, в неестественно белом свете можно бродить по квартире, а в окно хорошо было видно, что вся улица серебрилась как поверхность Луны.
Если я высовывал голову в форточку, то справа от дома, за деревьями, видел подкрадывающийся к городу боевой марсианский треножник. Позабывшие о предостережении старины Уэллса взрослые говорили, что это водонапорная башня, но я-то еще хорошо все помнил и был начеку. Треножник никогда не двигался, пока я смотрел на него, но стоило мне отвлечься, он начинал медленно шагать к городу, ворочая генератором теплового луча в ржавом конусе на самой своей верхушке. Потом я вырос и уехал из родного города. Видимо, марсиане воспользовались этим, потому что, когда через несколько лет, в середине девяностых, я приехал домой, то застал свой город уже совершенно разрушенным.
Tags: teplenkij, Авторский текст, Детство, Зарисовка
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments