Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Category:

Европа и душа Востока. Англосаксы. (часть 2)


Пролог темы по книге немецкого философа Вальтера Шубарта "Европа и Душа Востока" здесь.
Часть 1 "Немцы" здесь.


Англичанин сидит себе на своем острове, изолиро­ванно и в безопасности. Этим он чувствует свою непри­частность к общей судьбе Европы. Он ощущает свою противоположность материку, хотя и получил от него множество импульсов, без которых английское развитие проходило бы совсем по-другому. То, чем для русского является ширь его степей, для англичанина выполняет море с его естественной защитой (последняя битва на английской земле была в 1745 году!). Море почти полностью лишает его изначального страха.



Превалирующей чертой в настроении англичанина является невозмутимое спокойствие. Англичанин не заботится о будущем, не думает о даль­ней перспективе. Планы, скрупулезно разрабатываемые на все случаи, не его дело. Он реагирует на проблемы по мере их приближения и решает их от случая к слу­чаю как мастер импровизации. «Наш дух работает лучше всего, когда становится слишком поздно или почти слиш­ком поздно» (виконт д'Абернон, англ.финансист и дипломат).


Поскольку англичанин не слишком заботится о будущем, он пренебрегает мелочным накопительством и охотно проявляет широту своего образа жизни. Английская страсть к пари, чуть ли не национальный порок, свидетельствует, как и русский азарт в игре, об удовольствии от неизвестного.


В противоположность нем­цам и французам англичанин оставляет угрожающие ему неприятности без внимания, надеясь, что они как-нибудь уладятся сами по себе, без его вмешательства. У него такое чувство, что время работает на него. Ничто его так не огорчает, как трата сил на потенциальную воз­можность, которая, однако, не осуществляется. Поэтому Англия - по выражению одного современного государст­венного деятеля - всегда будет проигрывать первые сра­жения в войне и всегда выигрывать последние.


В ощущении своей безопасности англичанин предстает врагом теорий и систем - этих производных от страха перед будущим. Теоретик ищет типичное в имевшем место случае, чтобы вывести правило для случаев, еще не имевших места. Он надеется таким способом подсту­питься к неизвестности грядущего. Англичанин же, на­против, смело встречает каждый отдельный случай. Это предохраняет его от схематизма и позволяет увидеть как раз своеобразное и неповторимое в каждой ситуации - и овладеть ею.


Однако от этого страдают его научные достижения. Он живет и мыслит от случая к случаю, без заранее составленного мнения, готовый приспособиться к обстоятельствам; это - человек опыта, кажущийся бес­принципным, но он не беспринципнее, чем сама жизнь, которая в своем потоке не терпит застывших форм. В этом тайна политического величия Англии. Оно основано не на принципах, а на инстинкте.


Этому соответст­вует ярко выраженное английское неприятие нормы, чуть ли не большее, чем у русских. Англичанин испытывает сильную неприязнь к законодательному регулированию и прежде, чем издать какой-нибудь новый закон, он лучше будет обходиться постановлениями, принятыми еще в Средневековье. Он и по сей день обходится без конститу­ции, без уголовного и гражданского кодекса.


В осу­ществлении правосудия самое главное - не законы, а судья, который принимает решение в каждом данном случае. Он имеет преимущество перед законодателем, который лишь профилактически занимается случаями, не имевшими места. Английская юстиция - это юстиция не норм, а прецедента. Судья здесь суверенен; справедливым в каждом отдельном случае считается то, что он объявит справедливым; главное значение придается не предусмот­рительности закона, а правильности решения судьи. Эта юстиция прецедента имеет несомненную связь с эмпи­ризмом английской философии.


В этом же ряду стоит и та сдержанность, которую центральное правительство проявляет по отношению к своим чиновникам за рубе­жом. Оно предоставляет человеку на месте широкую свободу действий, не связывая его чрезмерно указаниями, которые могли бы помешать ему справедливо учесть осо­бенную природу отдельного случая. И действительно, не связанный инструкциями и предоставленный самому себе, англичанин в таких ситуациях поступает наилучшим образом.



Английское правительство не относилось бы так к своим подчиненным, а граждане - к судьям, если бы они не имели глубокого доверия друг к другу, которое питается молчаливым убеждением, что все англичане в сущности хотят одного и того же.


Англичанин - индивидуалист, но - в рамках традиции. Англичанин стремится жить для себя, но он не хочет отличаться от других. Он любит личное уединение, но не оригинальность. Он счастлив жить для себя в собственном доме, но дом его выглядит точно так же, как дома соседей, и он соблюдает в нем тот же стиль жизни, что и они. Он не хочет выделяться из сво­его окружения, поскольку внутренне не выделяется из него. Это - типовой индивидуализм. Без него не было бы того великого достижения, которое англичанин рас­сматривает как главный результат своей культуры и как огромный вклад в культуру человечества: государство свободы. Как мало государства и как много свободы! Говорят, что английское островное положение заменяет государство. В Англии главным связующим средством социаль­ной жизни является не государственная норма, а обще­принятая традиция.


Личностный идеал Англии -свободный гражданин, а не цезарь, подавляющий своих подданных. Ее государственный идеал - общество, осно­ванное на самоуважении граждан, а не на диктате норм. Лозунг здесь - интимность частной жизни, а не тотали­тарность государства. Государство не приказывает, а при­зывает к добровольному сотрудничеству. Английские чи­новники самые вежливые в мире.


Они  не образуют осо­бого сословия, не ощущают себя, как в Германии, более высокой человеческой породой. Человеческое достоинство в чиновничьих конторах не унижается.


Англия сегодня живет, как и всегда, культурой своей частной жизни, наглядно являя всем ее преимущества. Здесь все частное, даже театр и университеты.


Среди хаотической путаницы и у англичанина может возникнуть требование порядка любой ценой, даже ценой свободы. В благополучные же времена он стремится жить по принципу: «Сво­бода в порядке, порядок в свободе». Это означает: поня­тие свободы имеет в своей основе дух солидарности.


Солидарность свойственна и английскому спорту. Англи­чанин любит соревнование не одиночек, а команд, не личные достижения, а вклад в общий успех. Поэтому здесь не бокс - народный вид спорта, а футбол.


А соревнования  по гребле  между университетскими командами Оксфорда и Кембриджа являются национальным праздником.


Здесь процветает настоящий пуританский тип. Это и есть изве­стный всему миру англичанин - полная противополож­ность русскому человеку. Будучи до мозга костей челове­ком срединной культуры, он преклоняется перед сущест­вующим и пытается его удержать. Для него все, что существует - свято, потому что существует. В этом основа английского консерватизма. Когда на мир смотрит русский, его не покидает ощущение, что так не должно быть. Англичанин в такой же ситуации говорит себе: так - хорошо, так и должно оставаться.


Он - материа­лист. Духовное для него не имеет собственной ценности. Он молится успеху, выгоде, добыче. Английские рыцари были первыми, кто перестал ограничиваться военной специальностью, допуская торговлю и предприниматель­ство в качестве благородных занятий. Англия была первой страной, где феодальные паладины превратились в капиталистических предпринимателей. Доброе стало отождествляться с полезным. Мир видится в противоречии интересов, а не в борьбе идей.


Английская политика основана на такой оценке мира. Вот почему она имела наибольшие успехи в ту эпоху, которая стала определяться интересами вместо духовных ценностей. Поскольку английский мате­риалист не признает абсолютных требований, он готов к компромиссам и являет собою противоположность русско­му максимализму. Ведь только абсолютные требования делают человека неуступчивым. В практических вопросах договориться можно. Англичанин мастер в искусстве взаимопонимания. Он ищет только возможного.


В то время как русский приносит земное в жертву идее, англичанин приносит идею в жертву зем­ному. Английская философия заканчивается там, где начинается философия истинная. Англичане первыми, и именно они, низвели науку до арифметики. Механистическая картина мира -это английское изобретение. Инстинкт добычи опреде­ляет английскую мысль даже тогда, когда она не служит непосредственно целям приобретения. Англичанин смо­трит на мир как на гигантскую фабрику. Англия, родина капитализма и паровой машины, распространила над землею тот угар угольного дыма и корыстолюбия, в кото­ром задыхается душа.


Англичанин - не художник, не мыслитель, не солдат; он - торговец. Он не ищет ни славы, ни истины; он ищет добычи.

У него нет идеала образованности. "Обра­зованных" на Британских островах нет. Люди с высшим образованием не являются там особым сословием. Лите­ратура и наука там - не содержание жизни, а любитель­ское увлечение, как рыбная ловля. Они служат в жизни украшением и роскошью. Английский аристократ - в лучшем слу­чае покровитель, но не апостол культуры. Воспитание здесь направлено на то, чтобы культивировать давно зарекомендовавший себя тип - джентльмена. Оно не стремится подготовить высокообразованные личности или передать знания. Все, что лежит по ту сторону опыта, оставляет англичанина равнодушным.


В коммерческих делах он уважает личность партнера по договору, а не абстрактные право­вые принципы. Индивидуалистическое восприятие исто­рии («люди делают историю!») - настоящий англосаксон­ский продукт. Даже английская терпимость к чужим культурам - это, конечно, нравственное достоинство - покоится отчасти на пренебрежении, которое англичанин питает к культуре вообще.


Пуританский тип дышит духом Вет­хого, а не Нового Завета. Англичанин охотно прибегает к религии для оправ­дания своих приобретений. Его чековая книжка украше­на иконописным нимбом, политика власти обрамляется гуманными мотивами. Английская национальная миссия нацелена на мировое господство, а не на спасение мира, и исходит она из практических соображений, а не из нравственных идеалов. Народ свои разбойничьи набеги провозглашает священными - в этом суть английского мессианизма. Англичанин стремится к материальным благам и использует религию для усиления или для маскировки своих стремлений. Злое при необходимости легко выдается за святое.


Острая конкуренция между алчными монадами, если ее не сдерживать в рамках, разлагает общество. В Анг­лии это сдерживание происходит благодаря всеобщему усвоению привычек, нравов и убеждений, с которыми считаются все. Прежде всего это происходит благодаря идеалу джентльмена, одному из лучших достижений британской культуры, - это сильный отзвук готического жизнеощущения, зародившийся из духа средневекового рыцарства,  который постепенно от дворянства распространился и на весь народ, где нижние слои пытались подражать более высоким.


Идеал джентльмена в деловой жизни стал обоснованием  честности коммерсанта. Особенно по-рыцарски он заставляет дер­жаться с женщинами и с беззащитными. Никто так не старается, как англичанин, примирить побежденного с его судьбой. О том, какие ужасные глубины кроются в англий­ской душе, говорит история британских королей, более жестокая и полная убийств, чем многие другие. Наполе­он, знавший своих противников, называл англичан совер­шенно дикой расой. Без той сдерживающей узды, кото­рую накладывает на него дворянский образ мыслей, англичанин был бы невыносим. Стереть это с него - и пред нами предстанет чистый американец. Ярко выра­женный американизм - это англосакство без джентльмен­ского идеала, форма вырождения английской сущности.


Английский идеал джентльмена, каким бы действен­ным он ни был, все же ограничен. Это не последнее слово этики.  Он смолкает перед расовым высокомерием, перед иностранцем; его не слышно во внешней политике. Он не смог развиться во всеобщий идеал человечности.
В посте использованы фотографии,
взятые из открытого доступа в интернете
Tags: cherry, Другая культура, Заграница, Литература, Национальный орнамент, По мотивам, Про людей, Философия, Шубарт, Этно
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments