Наташа (nataha4) wrote in otrageniya,
Наташа
nataha4
otrageniya

Как меня крестили

Давно это было и было мне всего 28,5 лет. В декабре лежала во 2-й Градской больнице. Там в курилке познакомилась и подружилась с двумя парнями. Им предстояла операция. После Нового года меня перевели в загородный филиал на долечивание. С парнями переписывалась, благо машина из филиала в клинику и обратно ходила через день. О ребятах думала непрерывно: как они там, а вдруг операция сегодня. Дальше цитирую одно из своих писем к ним, выбросив начало и конец и сократив ненужные подробности.
«Вчера приняла святое крещение. В Клязьме.
После обеда пошла гулять. Узкие тропинки в глубоком снегу сковывают. А на реке лёд, поверх снег - всего сантиметров 10 – сдувает ветром. По середине разъезженная лыжня, удобно. Ушла далеко. Ноги – в Лунёве, голова – Москве, в клинике. Иду и молюсь, молюсь и иду. Бог оскорбился: не крещёная молится. Но молитва горячая, искренняя, не принять совестно. Бог нашёл выход: ухнула в прорубь по пояс. (Спасибо Клязьме – в этом месте мелкая). Никого вокруг, только собачьи следы. Выбралась кое-как. Надо домой, срочно. Если назад по реке – далеко. На час бега меня не хватит – сердце-то больное. Да и в валенках по снегу не очень разбежишься. Шагом – часа полтора, рискованно, можно потом не оттаять. Но если здесь выбраться на берег, до дома минут 15-20 быстрым шагом. Двинулась к берегу. Метра за два до него на течении лёд тонкий, не выдержал.
По колено, не беда. Раз неглубоко, идти можно, а терять нечего. Дерево или куст, можно дотянуться. Дотянулась, подтянулась, плюхнулась пузом на снег. Берег почти вертикальный, но не очень высок. От ветки к ветке – вытащила себя наверх. По-пластунски к тропинке, метров 5 до неё. Идти по такому снегу не может быть и речи, глубоко. Вот и тропинка. Встала. Прежде всего, вылить воду из валенок. Не тут-то было! Я же по-пластунски, сколько могло снегу набиться, столько и набилось. Плюс вода. Короче, ноги с валенками прочно смёрзлись в монолит (на дворе -17С). Пальто, юбка и прочие одеяния тоже погромыхивают, обвешаны весёлыми сосульками, снег прилип к мокрому – картинка!
Рванула домой. А в гору. Ноги не гнутся, сердце ропщет. Пошла шагом. Дома содрала с себя всё, что смогла, разложила на чуть теплую батарею, надела халат. Только ноги ниже колен ещё скованы. Поставила к валенкам рефлектор. Еще картинка - вокруг валенок топорщатся снятые мокрые шерстяные рейтузы, колготки и, пардон, трусы.  Сижу, жду. Только через час освободила свои драгоценные ножки – цвета носа пьяницы. Залезла под одеяло, читаю Амосовские "Мысли и сердце". И опять жду - вспышки ревматизма, ангины, двустороннего воспаления лёгких... Подошло время ужина, надо идти в столовую, которая в другом домике. А идти не в чем, по случаю мороза было надето все, что взято с собой. Ладно, обойдусь без ужина. Вбегает медсестра: "Почему на ужин не ходили?" Так и так, говорю, в прорубь провалилась, идти не в чем. Её морозный румянец со скоростью водопада стекает по лицу вниз и исчезает. В глазах страх: "Надо срочно спиртом растереться и 40 граммов внутрь!" Поздно, говорю. Бледное лицо становится белым: "Пппочему пппоздно?". Да согрелась я уже, говорю, не волнуйтесь и врачу не говорите. Уходит, приносит ужин. Поела и опять жду. Вдруг дошло. Кто меня крестил? Бог! Он не допустит!»
Конец цитаты.
Бог не допустил. Вернувшись в Москву, регулярно навещала "своих мальчиков", носила книги, еду. Потом один отказался от операции и уехал в свой город. Второго прооперировали, ходила к нему через день. Но он умер, не помогли мои молитвы. Его сопалатники передали мне мои книги и письма (в том числе это), которые он хранил и перечитывал им. Судьба второго парня мне неизвестна.
Лет через 25 разбирала свой архив и наткнулась на это письмо. Первое, что бросилось в глаза – дата: 20 января. То есть крещение я приняла 19 января, в Крещение! (А когда в реке «купалась», не знала этой даты).
Послесловие.
Надо сказать, что тогда я считала себя атеисткой. Думая о ребятах на той прогулке и во все операционные дни, просто устремлялась душой к ним, поддерживала мысленно, помогала… и да, просила всё-таки… чего-то… у кого-то… Мысль: «Кто меня крестил? Бог! Он не допустит!» очень меня удивила… словно не моя… слова не мои… до того про крещение и не думала, провалилась в прорубь и провалилась. Кто бы в те времена предложил покреститься - посмеялась бы в душе.  Мысль удивила и тут же была принята за истину, как-то вот так, сразу и без вопросов. Уверовала (тогда - только в истинность мысли). Потому на следующий день в письме уже сознательно употребляла слова «святое крещение» и «молитва». До настоящей веры было ещё много лет и немало божественных вмешательств в судьбу…
Tags: Из жизни, Новый Декамерон
Subscribe
promo otrageniya april 14, 2019 06:25 69
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments