Элла Гор (cherry_20003) wrote in otrageniya,
Элла Гор
cherry_20003
otrageniya

Categories:

Дети Абусаида


Долгие века единственными манекенами в Турции были вошедшие в фольклор огородные пугала, пахнущие деревней и навозом. Настоящие манекены впервые  изготовил для Морского музея, учрежденного по приказу султана, мастер Абусаид-эфенди. По рассказам очевидцев, первые посетители музея были изумлены, увидев на султанских лодках и галерах, а также на испанских и итальянских галеонах трехсотлетней давности османских матросов и крепких чужестранцев. При создании своих первых чудес мастер Абусаид использовал в качестве материала дерево, гипс, воск, шкуры газелей, верблюдов и овец, а также человеческие волосы и бороды. Но тогдашний верховный муфтий, человек весьма темный и ограниченный, увидев чудесные, выразительные манекены, впал в лютый гнев: человек – создание Аллаха, так превосходно выполнить подобие человека – это значит состязаться с самим Аллахом. Он приказал все манекены убрать, а за весла посадить чучела.


          Этот запрет, лишь один из тысяч запретов в истории непрерывной европеизации Турции, не погасил вспыхнувшего в мастере Абусаиде творческого огня. Он продолжал делать манекены дома, называя их «дети мои» и пытался выставить свои произведения на всеобщее обозрение. Не добившись выставочного помещения, он обиделся на государство и правительство. Но не свое новое ремесло. Он превратил подвальный этаж своего дома в маленькое ателье и продолжал творить. Поскольку опасался, что соседи по кварталу обвинят его в колдовстве, сумасшествии и безбожии, а число его «детей» постепенно росло, и они уже не могли поместиться в скромном мусульманском жилище, то ему пришлось перебраться из старого Стамбула в район Галаты. Именно там, у подножия Галатской башни мастер продолжал с упоением и без устали работать, а заодно  обучать своему ремеслу сына.


 Прошло двадцать лет. В первые волнующие годы Республики, на волне всплеска западного влияния, когда господа поменяли фески на панамы, а госпожи сняли чадру и надели туфли на каблуках, в витринах знаменитых магазинов готовой одежды на торговых улицах богатого района Бейоглу были выставлены первые манекены. Увидев эти иностранные изделия, мастер Абусаид решил, что настал час, которого он так долго ждал. Но на ханжеском рынке показухи и развлечений, называемом «Бейоглу», его ждало жестокое разочарование, которое обрекло его жить в мрачном подземелье до самой смерти.


Владельцы универсальных магазинов, торговцы готовой одеждой – юбками, костюмами, чулками, пальто, шляпами – и оформители витрин, посмотрев образцы товара, все как один отказывали ему, поскольку  он, видите ли, делал манекены с наших людей, а модели одежды делались по фигурам европейцев.  «Поймите, эфенди,  - сказал один из лавочников, - покупатель хочет надеть не пальто, которое он видит каждый день на улице на плечах таких же как он тощих, усатых, кривоногих сограждан, а пиджак, поступивший из далекой неизвестной страны, какой носят новые и красивые люди. Покупателю хочется верить, то надев такой пиджак, он и сам изменится, станет другим человеком».


А известный знаток витринного дела, увидев произведения мастера Абусаида, пришел в неописуемый восторг, но с сожалением сказал, что не может поместить в витринах таких «настоящих турок», поскольку ныне этим не прокормишься – турки теперь не желают быть турками, они мечтают стать кем-то другим. Для этого придумали революцию в одежде, сбрили бороды и даже сменили алфавит. Еще один лавочник лаконично объяснил, что клиенты, по сути дела, покупают не одежду, а мечты. Они желают купить мечту быть такими, как те, кто носит европейскую одежду.


Мастер Абусаид  даже не пытался в угоду новому веянию делать иные манекены. Он понимал, что его детища никогда не смогут соперничать с импортируемыми из Европы, постоянно меняющимися манекенами с их странными позами и белозубыми улыбками. Он просто вернулся к работе в темном ателье. За последние пятнадцать лет жизни он сотворил больше ста пятидесяти манекенов, каждый из которых был воплощением отчаянной национальной мечты, которые делают нас нами, выражают нашу суть.


Чтобы попасть в мастерскую, мы спустились по глинистому склону подножия башни, прошли по разбитой мостовой, перекошенной лестнице. И вот мы – в холодном и мрачном подвале. Все пространство вокруг заполнено манекенами. Казалось, они пытались шевельнуться, хотели что-то сказать, сделать. В тусклом свете подвала играли неясные тени, на нас и друг на друга смотрели сотни выразительных глаз и лиц. Одни сидели молча, другие что-то рассказывали, кто-то смеялся, кто-то ел, кто-то молился – они своим существованием словно бросали вызов жизни, бурлящей снаружи. Здесь все было просто и понятно, в этих манекенах была естественность, они олицетворяли ту неприхотливую жизнь, которую теперь не увидеть ни в витринах Бейоглу, ни в толпе на Галатском мосту. В этих манекенах ключом била жизнь. Мастер считал, что прежде всего надо обращать внимание на движения и жесты, которые делают нас нами. Мастер считал, что народ может изменить образ жизни, историю, технологию, культуру, искусство и литературу, но не допускал возможности изменения жестов. Он часто приходил в какое-нибудь кафе на площади Таксим, заказывал чай и наблюдал за «жестами» толпы.
 

Но прошло время, и мастер перестал наблюдать за жестами. Он стал замечать, как движения людей, те, которые он понимал как «жест» - будь-то смех или косой взгляд, приветствие или походка, рукопожатие или открывание бутылки, словом, обычные повседневные движения – меняются, теряют свою непосредственность. Наблюдая из кафе за толпой на улицах, он не сразу понял, почему изменился, кому подражает человек с улицы – ведь они видят вокруг только себе подобных. Жесты и привычные движение, сама манера двигаться – то, что он считал «самым главным сокровищем наших людей» - вдруг изменилось, словно по команде невидимого тайного «шефа». Их сменил целый ряд других жестов, неизвестно откуда взявшихся. Наконец, он нашел причину.


«Это все из-за проклятых фильмов!», которые привозили в огромных количествах и подолгу крутили в кинотеатрах, жесты нашего человека с улицы стали терять свою непосредственность и аутентичность. Наши люди, быстро позабыв свои жесты, стали подражать другим людям и усвоили их манеру двигаться. Новые искусственные непонятные жесты:  хлопанье по плечу, новая манера держать чашку, надевать пиджак, кивание, вежливое покашливание или непристойный хохот, вспышки гнева, подмигивание, жесты пальцами,  движение бровей,  - вся эта чуждая вежливость и не свойственная нам жестокость  убивали детскую непосредственность нашего человека, и  это вызывало справедливый гнев старого мастера. Он категорически не желал видеть этих перемен.


Из страха, что под влиянием новых, чуждых движений потеряют непосредственность и его «дети», мастер принял решение больше не выходить на улицу. По сути это был страх дикаря узнать, кто он есть на самом деле. Мы мучительно стараемся что-то вспомнить и стараемся оставаться самими собой. И если мы упорствуем, то и цена этому упорству – чувство поражения и несчастья. Мастер Абусаид до последнего верил, что наступит день, и его манекены будут выставлены в витринах. Он не терял надежды, что придет время, когда наш человек будет счастлив, не подражая другим.

В какой-то единственный момент мечта Абусаида в какой-то мере осуществилась: некий лавочник, то ли желая привлечь внимание покупателей чем-то необычным, то ли из-за дешевизны, приобрел у мастера несколько экспонатов. Но позы и жесты этих манекенов были настолько натуральны и обыденны, настолько «из нас», что ни у кого не вызывали интереса. И лавочник – деньги-то потрачены – распили уникальные фигуры  на части. Руки и ноги этих манекенов долгие годы демонстрировали толпе зонтики, перчатки, сапоги и туфли в витрине маленькой лавки в Бейоглу.



(По мотивам "Черной книги". Орхан Памук. Стамбул)
Tags: cherry, lj_other, Время желаний, Другая культура, Национальный орнамент, Про людей, Турецкий гамбит
Subscribe
promo otrageniya april 14, 06:25 62
Buy for 40 tokens
Привет всем участникам Отражений и нашим гостям! С настоящего момента вступают в силу изменения в правила, поэтому прошу авторов ознакомиться с нижеследующим. 1. Каждый участник может опубликовать один пост в день. Чтобы иметь возможность публиковать до трех тем в день, участник должен соблюсти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments